2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности клинической картины у детей и взрослых

В ФОРМИРОВАНИИ КЛИНИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ БОЛЕЗНИ

II. РОЛЬ ВОЗРАСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ

Значительно большее значение принадлежит возраст­ному фактору в формировании клинической картины болезни.

С. С. Корсаков писал: «Всякий возраст обусловливает осо­бую для каждого периода жизни неустойчивость и ранимость, вследствие чего, с одной стороны, болезненные явления вызы­ваются причинами, особенно сильно действующими именно в данном возрасте, а с другой — и’ картина болезни изменяется соответственно возрасту».

Данные детской клиники устанавливают, что клиническая картина одного и того же психического заболевания у ребенка и у взрослого различна; в то же время она имеет все черты, более или менее специфичные для данной нозологической фор­мы. Поэтому, несмотря на все возрастные различия клиничес­кой картины, основные признаки заболеваний (например, рев­матического или гриппозного энцефалита, сифилиса мозга или прогрессивного паралича) наблюдаются и у детей.

Естественно возникает вопрос: на чем зиждется сходство и различие клинической картины заболевания у больных разного возраста? Чтобы подойти к разрешению этого вопроса, считаем нужным напомнить основные положения эволюционно-биологи-ческой концепции о развитии болезни.

Если учесть, что в патогенезе болезни наряду с деструктив­ными явлениями, вызванными патологическим процессом в соб­ственном смысле слова, действуют и физиологические защит­ные механизмы, то станет понятно, что возрастная изменчивость клинической картины болезни определяется главным образом различной организацией физиологических мер защиты у ребен­ка и у взрослого.

При относительном несовершенстве функции коры, ее выс­ших отделов у ребенка большую роль, чем у взрослых, играет подкорковая форма нервной регуляции. Корковый контроль над деятельностью внутренних органов у детей менее устойчив. Так­же еще недостаточно устойчиво тормозящее и регулирующее влияние коры над деятельностью вегетативной и эндокринной систем. Функции последних чаще, чем у взрослых, принимают автономный характер. Это находит свое отражение в большой лабильности обмена веществ у детей, в неустойчивости вегета­тивных реакций, в относительно часто встречающемся наруше­нии терморегуляции (повышение температуры центрального про­исхождения) и др.

Наряду с перечисленными особенностями возрастной реактив­ности, которые можно было бы расценить как негативные, сущест­вует ряд других, позитивных, наличие которых объясняется вы­сокой пластичностью нервной системы в молодом организме.

Возрастными особенностями ребенка определяется не толь­ко характер реакции нервной системы на болезнетворное воз­действие, но и тип развития болезненных механизмов и форма компенсации нанесенного ущерба. Это находит свое отражение в изменчивости клинической картины одной и той же болезни на различных этапах развития ребенка. В картине болезни на­ряду с основными признаками наблюдается и ряд других синд­ромов, отображающих не столько особенности нозологической природы болезни, сколько особый тип реагирования нервной системы, характерный для данной возрастной фазы развития ребенка. Эти признаки можно назвать преимущественными син­дромами детского возраста.

Для того чтобы понять корни возникновения этих «преиму­щественных» возрастных синдромов, необходимо учесть преж­де всего физиологические особенности высшей нервной деятель­ности ребенка.

Первые исследования условных рефлексов у детей были проведены Н. И. Красногорским в детской больнице К. А. Раухфуса в 1907 г. Для изу­чения условных и безусловных рефлексов он использовал секреты слюн­ных желез, двигательные, пищевые и оборонительные реакции.

В 1917г. А.Г.Иванов-Смоленский стал изучать условные рефлек­сы у детей при помощи предложенной им речедвигательной методики. Ему удалось получить ценные факты о взаимоотношении второй и пер­вой сигнальных систем у детей в различные возрастные периоды и при различных состояниях.

Изучение высшей нервной деятельности у детей раннего возраста в последние годы ведется также Н. И. Касаткиным в Институте педиат­рии АМН СССР в лаборатории М. Н. Щелованова.

Данные об онтогенезе высшей нервной деятельности ребенка, по­лученные путем условно-рефлекторного метода, показали, что особен­ностями условных рефлексов у детей являются быстрота их образова­ния и высокая стабильность. У нормальных детей обычно достаточно от 2 до 10 раз сочетать действие какого-либо раздражителя с безуслов­ным двигательным рефлексом, чтобы этот ранее индифферентный раз­дражитель превратился в условный и начал вызывать двигательный акт. Новообразованный условный рефлекс существует у нормальных детей долгое время, однако в любой момент он может быть угашен и снова восстановлен.

А. Г. Иванов-Смоленский и его ученики изучали онтогенез корко­вой динамики человека, исследуя условно-рефлекторную деятельность у детей различного возраста, и показали, что образование простой условной связи у детей всех возрастных групп происходит довольно быстро и тем быстрее, чем меньше возраст.

Из приведенных литературных данных следует, что динами­ка нервных процессов в коре больших полушарий, процессы их иррадиации 6 и концентрации у детей различны. Для периода ново-рожденности характерна слабая функциональная активность коры больших полушарий, пониженная возбудимость. В грудном возрас­те активность коры повышается, но наблюдается повышенная иррадиация как раздражительного, так и тормозного процессов.

В течение дальнейшего развития происходит постепенное совершенствование коры больших полушарий, повышение ее тор­мозящих, регулирующих и контролирующих функций и посте­пенно развивается процесс активного торможения. Однако еще и в дошкольном возрасте отмечается повышенная иррадиация нервных процессов. С началом школьного периода все большее значение приобретает нарастающая параллельно с возрастом роль второй сигнальной системы.

Данными об онтогенезе высшей нервной деятельности ре­бенка определяется и возрастная изменчивость клинической кар­тины, преобладание в ней тех или других синдромов.

Так, например, часто наблюдающиеся у детей младенческо­го и младшего возраста судорожные состояния объясняются по­вышенной иррадиацией раздражительного процесса, а также особенностями мозгового метаболизма. Повышенная судорожная готовность обусловливается особенностями обмена веществ в данном возрасте: лабильность кальциевого обмена, повышенное содержание воды в тканях мозга, а также наклонность к рас­стройствам питания и диатезам.

Судорожные состояния отмечаются у детей при инфекциях, интоксикациях, пищевых отравлениях и физических травмах. Иногда обычные физиологические раздражители как внешней, так и внутренней среды организма приобретают для ребенка

Иррадиация — способность нервного процесса распространяться из ме­ста своего возникновения на другие нервные элементы [примеч. ред.).

значение сверхсильных раздражителей и обусловливают возник­новение судорог (так, например, у детей младшего возраста су­дорожные припадки возникают при резком звуке).

Наряду с большими судорожными припадками в младшем возрасте часто встречаются также различные формы атипичных, рудиментарных эпилептиформных приступов и малые припад­ки. Последние особенно характерны для дошкольного возраста.

Повышенной иррадиацией тормозного процесса объясняет­ся также то, что у детей при пониженной возбудимости коры полушарий легко наступает сон. У детей младшего возраста при инфекциях и интоксикациях расстройства сознания (начиная от грубых форм полного выключения сознания и кончая легкими формами оглушенного сознания) наблюдаются сравнительно чаще, чем у взрослых.

Слабостью коркового контроля обусловливается и другая осо­бенность клинической картины психических заболеваний у де­тей— преобладание соматических и вегетативных расстройств, тогда как выраженные психопатологические синдромы у них встречаются относительно редко. У детей легко возникают раз­нообразные функциональные расстройства деятельности внут­ренних органов под влиянием различных психогенных факто­ров. В младшем возрасте чаще всего нарушаются функции же­лудочно-кишечного тракта (срыгивание, поносы, запоры, рвота), в старшем — чаще наблюдаются расстройства функций сердеч­но-сосудистой системы (приступы пароксизмальной тахикардии, привычные обмороки, головные боли, головокружения и др.).

Расстройства аппетита возникают у детей под влиянием незначительных причин и достигают иногда значительной сте­пени, вплоть до полной анорексии. Анорексия у детей может быть вызвана различными причинами: обеднением организма хлором, понижением содержания соляной кислоты в желудоч­ном соке, изменением обмена веществ при гельминтозах, пси­хогенными факторами.

Одной из частых причин длительной анорексии (по Н. И. Крас­ногорскому) является гипосекреция слюнных желез. Она может быть вызвана неправильным питанием ребенка (большое коли­чество сахара, конфет, шоколада).

Различные формы двигательных расстройств также относятся к числу «преимущественных» синдромов детского возраста, так как они наблюдаются у детей значительно чаще, чем у взрос­лых, при заболеваниях различной природы.

Наиболее характерными для детей являются проявления дви­гательного возбуждения, достигающие различной степени. Наи-

более тяжелые формы двигательного (хаотического) возбужде­ния наблюдаются при энцефалите, черепно-мозговых травмах и тяжело протекающих инфекциях; легкие — в форме своеобраз­ного двигательного беспокойства с обилием лишних движений — нередко отмечаются и у здоровых детей младшего возраста. Дви­гательное беспокойство может быть основным признаком асте­нического состояния ребенка, тогда как у взрослых больных 1 при астении преобладают вялость и недостаток движений.

Для детей характерна также наклонность к повторению од­них и тех же движений: ритмическое покачивание во сне, двига­тельные автоматизмы в дневные часы. Насильственные движе­ния в форме тиков, тикоидные, хореические, хореоформные, мио-клонические движения у них наблюдаются чаще, чем у взрослых.

Некоторые из однотипных непроизвольных движений пред­ставляют собой незаметные переходы к навязчивым движениям. Они сопровождаются чувством несвободы, навязанности извне. Таковыми являются некоторые формы сложных тиков и так на­зываемые патологические привычки (привычка грызть ногти, со­сать пальцы, ковырять в носу). Выраженные формы навязчивых движений, носящие характер защитных ритуалов, также неред­ко наблюдаются у больных, начиная с дошкольного, чаще млад­шего школьного возраста (навязчивое мытье рук, ритуалы в еде, походке и др.).

Молодые в онтогенетическом отношении условные связи ре­бенка являются менее устойчивыми, более хрупкими. Этот факт находит свое отражение в клинике психических расстройств у детей: нарушения приобретенных двигательных навыков и навы­ков опрятности являются довольно частыми признаками различ­ных психических заболеваний (энурез, недержание кала и др.). Под влиянием инфекции, травмы мозга, психической травмы у ребенка, овладевшего уже навыками ходьбы, они снова теряют­ся на более или менее длительный срок. Особенно часто на­блюдается потеря навыков опрятности.

Ночной энурез у детей младшего возраста может возникнуть под влиянием самых разнообразных патогенных факторов.

В основе расстройства процесса произвольного опорожне­ния мочевого пузыря лежит нарушение сложных физиологичес­ких нервно-регуляторных функций. Это нарушение может иметь место в различных инстанциях нервной системы — в перифе­рических нервных аппаратах мочевого пузыря, в ядрах и про­водящих путях спинного мозга, ядрах межуточного мозга и в коре больших полушарий. В небольшой части случаев недержа­ние мочи является следствием поражения нижних отделов

Дата добавления: 2015-05-31 ; Просмотров: 636 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Особенности детской афазии

По статистике, афазия у детей возникает гораздо реже, чем у взрослых. Эта особенность объясняется лучшей амортизацией головного мозга при черепно-мозговых травмах, меньшей вероятностью влияния на организм негативных факторов. В случае с детьми состояние также проявляется полной или частичной утратой уже сформированных речевых функций. Ребенок может испытывать проблемы с чтением, письмом и счетом. Особенностью считаются специфические поведенческие и эмоциональные реакции, которые у взрослых выражены не так ярко.

По статистике, афазия у детей возникает гораздо реже, чем у взрослых.

Детские афазии

В основе детских речевых расстройств лежит поражение тканей центральной нервной системы, приводящее к изменению их структуры, снижению функциональности. Состояние диагностируется не более, чем у 1% детей, причем, мальчики страдают от него чаще девочек.

Независимо от формы, детская афазия имеет ряд особенностей:

  • клиническая картина не такая яркая, как у взрослых;
  • симптомы не очень разнообразны;
  • чем меньше пациент, тем менее выражены тревожные признаки, что осложняет постановку диагноза;
  • в педиатрии нередко проявляется быстрый регресс патологии, когда утраченные функции стремительно восстанавливаются в течение нескольких месяцев терапии.

Детскую афазию важно научиться отличать от алалии. В первом случае расстройство проявляется в виде проблем с уже сформированной речью, возникает ее регресс. Во втором нарушение заключается в недоразвитости или полном отсутствии функции изначально.

В педиатрии нередко проявляется быстрый регресс патологии, когда утраченные функции стремительно восстанавливаются в течение нескольких месяцев терапии.

Причины детских афазий

Нарушение речи у детей становится результатом изменения структуры тканей на определенных участках коры головного мозга. Процесс может возникнуть на фоне воспалительного, инфекционного или дегенеративного процесса, отека, сдавливания или гипоксии. В зависимости от локализации очага проблемы развивается та или иная форма заболевания. В педиатрии афазия чаще всего становится последствием перенесенной черепно-мозговой травмы.

Одним из факторов риска считаются проблемы во время беременности или родов.

В таких ситуациях урон, нанесенный центральной нервной системе, способен проявиться через несколько лет полноценной жизни.

Также афазия у детей может развиться в результате врожденных церебральных сосудистых аномалий, гематом, опухолей. Опасность представляют перенесенные воспалительные или инфекционные заболевания головного мозга. В отдельную группу выделяют нарушения речи при синдроме Ландау-Клеффнера. Такой недуг дополняется эпилептическими приступами. Механизм развития патологии до конца не изучен, но его связывают с наследственной или приобретенной предрасположенностью к повышенной эпилептической активности.

Патологический процесс может возникнуть на фоне воспалительного, инфекционного или дегенеративного процесса, отека, сдавливания или гипоксии мозга.

Классификация детских афазий

Все афазии, встречающиеся у детей, официально делят на две группы. В первую входят патологии, которые развиваются в результате изменения тканей головного мозга на структурном или органическом уровне. Это нарушения речи, возникающие из-за опухолей, сосудистых патологий, травм, отравлений медикаментами или ядами и т.д. Все патологии разбиваются на несколько подгрупп в зависимости от локализации очага основного заболевания. У каждой формы есть свои особенности, для них свойственны характерные клинические проявления, что нужно учитывать в ходе терапии.

Вторую группу представляет приобретенная эпилептическая афазия (синдром Ландау-Клеффнера). Речевые расстройства в этом случае становятся последствием патологической эпилептической активности головного мозга. Состояние не сопровождается изменением структуры нервной ткани. В редких случаях механизмы развития, характерные для обеих групп, сочетаются и выливаются в один недуг. Это существенно утяжеляет ситуацию, усугубляет клиническую картину, ускоряет прогрессирование патологии.

Читать еще:  Лечение полипозного синусита

Симптомы детских афазий

Афазия у детей может развиваться в любом возрасте, но обязательно после формирования полноценной речи. Чаще всего расстройство фиксируют у малышей 3-7 лет. В одних случаях клиническая картина проявляется резко и нарастает стремительно. В других процесс растягивается на годы – все зависит от типа негативного фактора, влияющего на мозг, площади поражения ЦНС.

Признакии проявления афазии у детей зависят от ее формы:

  • сенсорная – очаг поражения расположен в левом полушарии, задней трети верхней височной извилины. Страдает фонематический слух из-за сбоя процесса приема, анализа и обработки звуков. У детей афазия проявляется в виде общих проблем с устной и письменной речью, счетом и чтением, пропадает чувство ритма. Дополнительно у пациента фиксируются эмоциональная лабильность, повышенная возбудимость, необъяснимая тревога;
  • акустико-мнестическая – поражение средних и задних областей височной зоны. Состояние характеризуется ухудшением речевой и слуховой памяти, проблемами со зрительным восприятием образов. У таких детей сложности с называнием предметов, восприятием и продуцированием устной речи. Обычно малыши чрезмерно активны, тревожны, нестабильны в эмоциональном плане;
  • моторная афферентная – очаг поражения в доминирующем полушарии, нижних теменных участках. Проявляется в виде невозможности совершать необходимые для воспроизведения задуманной речи движения языком и губами. Дети не продуцируют спонтанную речь или делают ее неразборчивой. У них сохранены навыки в письме и чтении, они способны издавать непроизвольные звуки, автоматом выдавать стихи или песни;
  • моторная эфферентная – поражение задних лобных участков приводит к навязчивому повторению одних и тех же простых слов или слогов. Устные высказывания невозможны или сильно нарушены. Может сохраняться автоматизированная речь, иногда дети издают отдельные осознанные звуки. Письмо и чтение нарушены;
  • динамическая – очень редкое явление, которое диагностируется у детей старшего возраста. Очаг поражения расположен в задних лобных отделах. Болезнь проявляется невозможностью ведения активного общения из-за отсутствия в высказываниях пациента глаголов, использования шаблонов. Такие дети не задают вопросов, не становятся инициаторами диалога, но отвечают, когда их спрашивают. Письмо и чтение не нарушены;
  • приобретенная эпилептическая – проблема обычно расположена в височных отделах головного мозга, но не исключена и другая локализация. Чаще всего нарушение речи проявляется резко, иногда процесс может быть растянут на месяцы. Дети не воспринимают устную информацию, становятся эмоционально нестабильными, возбудимыми. Характерной чертой патологии являются судорожные приступы, но в редких случаях они отсутствуют.

Сенсорная афазия характеризуется наличием тревоги у ребёнка.

Примечательно, что семантическая афазия у детей не диагностируется. В юном возрасте мозг человека еще не способен обобщать сигналы по символически-знаковому принципу.

Диагностика детских афазий

Предварительный диагноз ставится на основе клинической картины, анамнеза. Ребенок должен быть осмотрен неврологом, при необходимости – логопедом. Обязательно проводятся лабораторные и аппаратные методы исследования, с помощью которых устанавливается причина нарушения работы головного мозга.

В зависимости от ситуации в этомперечне могут быть КТ или МРТ, ЭЭГ, рентген черепной коробки. Для исключения других патологий ребенок может быть осмотрен психиатром.

Лечение детских афазий

В первую очередь терапия при афазии у детей должна быть направлена на устранение фактора, провоцирующего речевое расстройство. В педиатрии предпочтение отдается максимально щадящим комплексным подходам, по возможности ограничиваются консервативными приемами. Параллельно занимаются самой афазией. Методы ее устранения подбирает целая группа врачей, состоящая из педиатра, невролога, логопеда, дефектолога. Важно понимать, что даже при самом лучшем раскладе достижение показателей возрастной нормы случается редко.

Логопедические занятия направлены на запуск компенсаторных свойств клеток головного мозга, окружающих пораженный участок. В ход идут прямые способы, основанные на стимулировании резервных функций нервной ткани, и непрямые – нацеленные на функциональные перестроения внутри проблемного отдела. В детской логопедии активно используются карточки, устные и письменные упражнения, работа с предметами, программное обеспечение. Сегодня все чаще в ход идут приемы нетрадиционной медицины, при которых дети проводят время с различными животными.

Благодаря особенностям головного мозга у детей и гибкости происходящих в нем процессов прогноз по афазии в большинстве случаев благоприятный. В каждой конкретной ситуации важную роль играет тип нарушения, площадь поражения нервной ткани, корректность подобранного лечения. При легких формах расстройств признаки положительной динамики проявляются уже через несколько недель терапии. Примерно через месяц восстанавливается коммуникативная функция. При средней степени тяжести состояния на получение стойкого эффекта уходит до полугода.

Особенности клинической картины у детей и взрослых

Доминирующее влияние на формирование внутренней картины болезни оказывает возраст пациента. У детей она формируется в основном на эмоционально-чувственном, а не на логическом уровне. То есть детском возрасте внутренняя картина болезни является неосознаваемой (Свистунова Е.В., 2012).

В раннем детском возрасте полная психологическая внутренняя картина переживания болезни ещё не сформирована, она сводится лишь к двум её элементам: чувственному и эмоциональному. Болезнь воспринимается ребёнком как ограничение его активности. Дети не имеют знаний об опасности заболевания. Страх ребёнка относительно болезни связан только с лечебными процедурами, ребёнок боится врача, уколов. Возникая в этот возрастной период, хроническое заболевание и формирующаяся с ним внутренняя картина этого заболевания оказывают огромное значение на развитие личности ребёнка (Свистунова Е.В., 2010)

Дети старшего дошкольного возраста рассматривают свое заболевание как наказание за плохое поведение. У них ещё нет ясного отношения к себе и к ситуации, для детей не доступно осознание своей болезни, ее тяжести и последствий. Главным для ребёнка является настоящее время, поэтому опасность для жизни существует только в форме ограничений. Психологический средства, с помощью которых ребёнок может совладать с болезнью, ещё не сформированы. У часто болеющих детей среднего и старшего дошкольного возраста преобладает заниженная самооценка и общее неустойчивое эмоционально-ценностное отношение к себе. В этом возрасте начинает активироваться познавательная активность, направленная на преодоление болезни и реализацию жизненно важных потребностей (Ковалевский В.А., Груздева О.В., 2010).

В младшем школьном возрасте внутренняя картина болезни воспринимается ребёнком как мешающий, нежелательный факт, ограничивающий активность и общение. В этом возрасте на её формирование большое значение совместно с родителями начинает оказывать врач (Свистунова Е.В., 2010). В своём исследовании Котова С.А. и Николаева Е.И (2010) выявили, что представления выпускников начальной школы о здоровом и больном человеке являются довольно фрагментарными, поверхностными, стереотипными и конкретными.

Несмотря на понимание школьниками пользы от проводимых лечебных процедур, отношение к больнице остаётся негативным, что искажает внутреннюю картину болезни. По мнению Свистуновой Е.В., оценивая здоровье, дети 9-11 лет больше ориентируются на соматическое благополучие, а подростки 12-14 лет — на социальную активность (Свистунова Е.В., 2012).

Психика ребенка обладает высокой пластичностью и восприимчивостью. Поэтому в детском возрасте наиболее легко протекает процесс «встройки» хронического заболевания в привычный образ жизни ребенка. Адаптация в детском возрасте может считаться наиболее эффективной и устойчивой. Но психологическая адаптация к болезни может быть связана и с ответственностью больного за свою жизнь, то есть происходит принятие болезни на когнитивном и эмоциональном уровнях. В связи с возрастными особенностями дети уступают подросткам в развитии когнитивных способностей (Рахматуллина Э.Н., 2013).

В подростковом возрасте начинает формироваться полная внутренняя картина заболевания. Подростки проявляют довольно результативные стратегии преодоления жизненных стрессов, боли и других соматических симптомов. У них часто формируются защитные механизмы типа «ухода в прошлое», которое оценивается ими как эталон счастья, или «ухода» от болезни в фантазии, устремленности в будущее, болезнь воспринимается как временное явление (Чурина К.И., 2009). Дети начинают осознавать ценность жизни и здоровья, в связи с этим у них усиливается тревожность. В этом возрасте тело становится очень значимым для подростка. Хотя внешне они могут не признавать себя больными, болезнь может восприниматься как остановка жизни (Свистунова Е.В., 2010).

Д.Н. Исаев выделяет основные составляющие внутренней картины болезни у детей:

Уровень интеллектуального функционирования. У маленьких и умственно отсталых детей этот уровень не достаточно развит, что может приводить к анозогнозии или к гипернозогнозии. Этот компонент определяет, насколько ребенок способен правильно интерпретировать возникающие у него болевые симптомы.

Знание о здоровье. Устойчивые представления о вероятности заболевания у детей возникают к 7 годам. Для детей 4-9 лет здоровье — это просто отсутствие болезни, а для старших детей — это «чувствовать себя превосходно».

Знание о внутренних органах. Оно играет большое значение в формировании внутренней картины болезни. Дети младшего возраста судят о важности органов по времени, которое требуется для ухода за ними. В старшем же возрасте значимость органа определяется по его участию в жизнедеятельности организма.

Знание о болезни. Дети до 12 лет в основном не понимают разнообразия причин заболеваний, они считают болезнь наказанием непослушание и плохое поведение.

Знание о смерти. Для формирования адекватной внутренней картины болезни требуется понимать, что смерть — окончательное завершение жизни. Дошкольники не имеют представления о смерти как о прекращении жизни. Для них смерть подобна сну, нередко они считают её обратимой. Дети 5-9 лет приписывают смерти черты живого существа, они одушевляют её. В школьном возрасте ребёнок начинает осознавать, что смерть может наступить в любой момент. Но сталкиваясь с собственным тяжелым заболеванием, они не полностью осознают возможность смерти. Подростки принимают мысль о собственной смерти, и это приводит к повешенной тревожности. Для её снижения, дети подросткового возраста игнорируют смерть, провоцирую опасные ситуации.

Опыт жизни и перенесенных заболеваний. Болезни раннего детского возраста не играют важную роль в переживании текущего заболевания. Тогда как недавние болезни, воспринятые ребёнком как угроза, оказывают на него значительное влияние. Тяжелые заболевания родственников, которые наблюдает ребёнок, также играют отрицательную роль в формировании внутренней картины.

Особенности эмоционального реагирования. Сформированные до, а также развивающиеся в процессе болезни черты личности влияют на преобладание определённых эмоций, мотиваций, интересов, которые в свою очередь определяют внутреннюю картину болезни.

Сопутствующие психотравмирующие обстоятельства. Госпитализация ребенка сопровождается отрывом от родителей, учебных и иных занятий. Реакция ребенка на помещение в больницу зависит от возраста, отношений в семье, продолжительности госпитализации, природы заболевания, посещения родителей и их реакций, процедур, средств, снижающих тревогу.

Отношение родителей к болезни. Отношение родителей к болезни является основой для отношения к своему заболеванию у ребёнка. Родители в связи с заболеванием могут испытывать различные чувства: вину за его развитие, отчаяние из-за отрицательной динамики и плохого прогноза. Могут проявлять безразличное отношение к болезни или даже отрицать её.

Влияние медицинского персонала. Большое значение в формировании внутренней картины болезни играет медицинский персонал. Незнание персоналом закономерностей детских представлений о болезни может сформировать неадекватную внутреннюю картину болезни. Так как любые слова врача могут стать значимыми для ребёнка и повлиять на его отношение к болезни. Доброжелательное отношение врача, понятные объяснения, применение необходимых средств, уменьшающих болезненность процедур, положительно влияют на внутреннюю картину болезни (по Свистуновой Е.В., 2012).

Оценка здоровья самим ребенком имеет несколько аспектов:

1. она отображает особенности восприятия ребенком окружающего мира и самого себя;

2. дает представление об отношении ребёнка к своему здоровью;

3. дает представление об отношении ребёнка к лечению;

4. отражает степень удовлетворения лечением;

5. позволяет понять закономерности возникновения в жизни ребенка характерных психосоматических и социальных проблем, связанных с заболеванием, определить состояние «оптимального здоровья» с точки зрения самого ребенка, его родителей и врача (Валеева Ж.А., Яковлева Л.В., 2010).

Нельзя не согласиться с точкой зрения Валеевой Ж.А. и Яковлевой Л.В (2010) о том, что значительное влияние на функционирование клинической картины заболевая оказывают субъективные переживания ребенка, его отношение к здоровью, болезни и лечению, а также к семье, школе и жизни в целом.

Важным является факт осознания ситуации болезни и включение механизмов преодоления болезни. Установка на преодоление болезни — это категория субъективная, но она в то же время является очень важным объективным фактором здоровья. По мнению Ковалевского В.А., в преодолении болезни для ребенка имеет значение субъективная установка родителей, которая влияет на выработку отношения к болезни и здоровью у детей (Ковалевский В.А., Груздева О.В., 2010). Переживания родителей чаще всего вызывают у больных детей аналогичные чувства, которые ложатся в основу внутренней картины болезни (Чурина К.И., 2009).

В 18-30-летнем возрасте больные не придают своему заболеванию должного значения. Акцент делается на переживаниях связанных с ситуацией, которой обусловлено болезнью, а не на факте заболевания. В этом возрасте острее переживаются болевые ощущения и тяжелее переносится госпитализация. Зрелый возраст (31-59 лет) считается возрастом максимальной активности и продуктивности. Первой половине этого возраста присуще наиболее адекватное отношение к здоровью. Особенно важное значение болезнь оказывает на профессиональную деятельность и интимную жизнь (Свистунова Е.В., 2010).

Читать еще:  Можно ли при гайморите ходить в баню и сауну

Тяжелее всего болезни переносятся в пожилом возрасте. В этом возрасте происходит изменения личностных реакций и жизненных стереотипов. Часто у пожилых людей появляется неуверенность, пессимизм, обидчивость. Возникает страх перед смертью, одиночеством, беспомощностью, финансовыми трудностями. Их жизнь фиксируется на воспоминаниях, переживаниях прошлого и их переоценке (Пахомов А.А., 2009). В старческом возрасте физические заболевания гораздо сильнее влияют на психику. Появляются признаки ухудшения психического состояния пожилого человека. Особенно частым признаком ухудшившегося соматического состояния являются ночные делирии и галлюцинирование по ночам (Татрова А.С., 2010).

Обобщая написанное в первой главе можно сказать, что внутренняя картина болезни — это отражение болезни в переживаниях человека, всё то, что испытывает и переживает больной, вся масса его ощущений, самочувствия, самонаблюдения, его представления о болезни и её причинах. Исходя из определения выделяется большое количество классификация относящихся к внутренней картине болезни человека. Это отношение к заболеванию, реакции на заболевание и на информацию о заболевании, типы отношения к болезни, личностный смысл болезни. В основе классификаций лежат фрустрированные потребности, степень активности личности, взаимодействие между врачом и пациентом, личностные особенности больного, динамика изменения отношения к болезни

Складывается внутренняя картина болезни из 4 основных составляющих:

1. Сенсорный или чувственные включает в себя весь спектр ощущений, связанных с возникновением и течением заболевания, и являющихся результатом болезни.

2. Информационный уровень или интеллектуальный уровень — это объективные знания пациента о своём заболевании, а также собственные рассуждения и его причинах и последствиях.

3. Эмоциональная составляющая — это масса всех эмоций и чувств, которые испытывают пациенты в связи с заболеванием.

4. Мотивационный уровень — содержит в себе стремление пациента к выздоровлению, желание изменять своё поведение и образ жизни для скорейшего выздоровления и соблюдать рекомендации врача.

На формирование внутренней картины болезни влияет длительность заболевания, его характер и развитие, особенности личности и возраст больного. Полная внутренняя картина болезни начинает формироваться в подростковом возрасте. До этого же она носит лишь эмоционально-чувственный, неосознанный характер.

Возрастные особенности шизофрении

Шизофрения в детском и подростковом возрасте

Одним из первых шизофрению в детском возрасте описал Sankte de Sanctis, назвав ее dementia praecocissima.

Нозологический статус шизофрении у детей долго являлся предметом бурных дискуссий. Ранее детская шизофрения нередко включала в себя не только психоз, но и различные расстройства развития. Лишь в начале годов ХХ столетия появились работы, четко ограничивающие детскую шизофрению от остальных психических расстройств.

В СССР детской шизофрении особое внимания уделяли такие психиатры, как Е.П. Симсон (1948), Г.Е. Сухарева (1937, 1955, 1974), Н.П. Татаренко (1962), О.Д. Сосюкало (1963).

В большинстве случаев сегодня к детской шизофрении обычно относят те ее случаи, которые развиваются до 12 лет.

Детская шизофрения среди психических расстройств этого возраста — сравнительно редкое явление. Она составляет всего 2% от всех лиц, страдающих этим заболеванием.

Чем раньше начинается шизофрения, тем более злокачественным и непрерывным считается ее течение и тем резистентнее она к терапии.

Синдром раннего дизонтогенеза

Синдром раннего дизонтогенеза у детей, больных шизофренией , возможно, является следствием генетической предрасположенности к этому психическому расстройству или поражения мозга в раннем периоде развития.

В отличии от взрослых, дети, больные шизофренией, не менее чем в трети случаев проявляют преморбидные нейросенсорные расстройства и нейромоторный дефицит, как, например, моторную неловкость и угловатость или неуверенность при ходьбе. У них замедленно формируются навыки самообслуживания.

Для детей, больных шизофренией, характерен дисгармоничный тип развития познавательной деятельности: преобладание нормативного и опережающего развития операциональной стороны при отставании в развитии избирательности, предметно-содержательной стороны. Выявлено неодинаковое соотношение успешности запоминания в разных модальностях у больных шизофренией и здоровых детей (Зверева Н.В., 2006).

По мнению некоторых авторов, в последние годы участились случаи ранних дебютов шизофрении, возникающей у детей, с выраженными остаточными явлениями резидуально-органической церебральной недостаточностью (Иовчук Н.М., 2007).

Структурные изменения мозга

Структурные изменения мозга, обнаруженные при детской шизофрении мало отличаются от морфологических нарушений мозга взрослых, больных шизофренией. Это было доказано при измерении волюметрических тестов на основе проведения магнитно — резонансной томографии, в исследованиях метаболизма мозга с помощью магнитнорезонансной спектроскопии.

Морфологические изменения мозга детей, больных шизофренией, в отличие от взрослых отличаются меньшей выраженностью и большим разнообразием. По мере течения шизофрении выраженность уже имевших место структурных нарушений постепенно нарастает, так, в частности, наблюдается неуклонное расширение боковых желудочков мозга, прогрессивное уменьшение объема височной доли, нарастают изменения в коре височной, теменной и лобной долей мозга. Здесь важно отметить, что эти изменения отчетливо фиксируются лишь после первого эпизода шизофрении. Разрушение нейропиля, ранний апоптоз нейронов и глии, другие проявления дегенерации нейронов становятся заметными уже на этом этапе течения болезни.

Тщательный анализ клинической картины заболевания, нейропсихологическое тестирование и оценка состояния вегетативной нервной системы также говорят о единых механизмах патогенеза детской и взрослой шизофрении.

Клиническая картина

Многие симптомы шизофрении проявляются в детстве в редуцированном виде, они стерты, однообразны, монотонны. Выраженная продуктивная симптоматика отмечается сравнительно редко (Mestas C., 1957), доминируют тревожность, раздражительность, неуверенность.

При детской шизофрении обнаруживаются отчетливые нарушения в когнитивной сфере, проявляющиеся трудностями общения со сверстниками, заметным снижением успеваемости.

При раннем начале шизофрении в детском возрасте регистрируются достаточно выраженные расстройства вегетативной нервной системы, отмечаются нарушения сна, аппетита, общая вялость.

Сравнительно частый симптом дебюта детской шизофрении — чувство страха.

В раннем возрасте страх носит безотчетный характер, в возрасте лет уже предметный: боязнь людей, машин, поездов, мостов, темноты и т.д. Для детей, больных шизофренией, в возрасте лет типичны ночные навязчивые страхи, сопровождающиеся пробуждением, проверкой закрытых дверей, прислушиванием к различным звукам, реже отмечаются рудиментарные гипнагогические галлюцинации.

Больной ребенок рано обнаруживает патологию влечений, проявляет безразличие или агрессию к матери, приобретает необычные привычки, в то же время у него может отсутствовать реакция на дискомфорт.

В возрасте лет заметна жестокость по отношению к сверстникам, перверзные влечения. Фантазии ребенка включают в себя тему смерти, катастрофы (Башина В.М., 1989).

Аффективные колебания настроения, наклонность к стертым депрессивным состояниям-частые психопатологические образования при подростковой шизофрении. Возможно парадоксальное сочетание танатофобии с суицидальными тенденциями.

В подростковом возрасте шизофрения может проявлять себя гебоидным синдромом с симптомами аутохтонного колебания настроения, периодически возникающими дисфорическими реакциями.

Окружающие отмечают странность влечений подростка, его безразличие и эмоциональную холодность к близким людям, оппозицию к общепринятым нормам поведения. Гебоидного подростка отличает сексуальная расторможенность и садистские сексуальные фантазии.

Сравнительно рано подросток больной шизофренией проявляет интерес к алкоголю, наркотикам, бродяжничеству, воровству.

С возрастом больной шизофренией ребенок как бы «застревает» на какой-либо идеи.

Психопатологические сверхценные образования определяют поведение подростка, которое нередко отличается разрушительными тенденциями. Иногда больной предвзято относится к одному из своих сверстников, дразнит или мучает домашних животных.

Для детей, больных шизофренией, в большей степени типична вялость, замедленность движений, реже отмечается гиперактивность.

По данным В.Н. Клинкова (1992), при нарастании степени злокачественности ранней детской шизофрении отмечается следующая динамика невербального поведения: подвижность верхней части лица сменяется гипомимией с редким миганием, затем появляется игра пальцами рук с усилением их подвижности, стереотипные грумингоподобные жесты. Автор отметил, что уже за полгода до манифестации процесса у детей можно обнаружить повышенную подвижность оральной зоны и хоботковую мимику, в частности своеобразны формы улыбки.

В клинической картине детской шизофрении могут преобладать симптомы ипохондрии, развивающиеся на фоне измененного самоощущения.

Галлюцинации у детей, больных шизофренией, чаще носят вербальный характер, но встречаются и визуальные галлюцинации. «Голоса» могут призывать к насилию, разрушению, негативному отношению к близким, в ряде случаев они пугают ребенка, вызывая выраженное чувство страха.

Бред при детской и подростковой шизофрении по своему содержанию обычно включает в себя идеи преследования.

Дифференциальная диагностика

При подозрении на детскую шизофрению необходимо исключить другие заболевания мозга: эпилепсию, опухоли, нейроинфекции, метаболические или дегенеративные заболевания нервной системы.

Шизофрению детского возраста следует отличать от раннего детского аутизма и других расстройств развития. Согласно МКБ-10 глубокие расстройства развития включают в себя: ранний детский аутизм (синдром Каннера), атипичный аутизм, синдром Ретта, дезинтегративное расстройство детского возраста, синдром Аспергера и др. Аутистический синдром достаточно четко отличается от шизофрении отсутствием симптомов психоза. Однако следует иметь в виду, что при выраженном стрессе у ребенка с симптомом Аспергера может появляться рудиментарная психотическая симптоматика. Нередко шизофрению сложно отличить от задержки умственного развития.

Если психотические симптомы удается полностью купировать у ребенка в течение трех месяцев, то, скорее всего, речь идет о так называемой «шизофренической реакции», отличающейся внезапностью начала, яркими галлюцинациями и ложными представлениями. В клинической картине такой реакции просматривается связь с провоцирующими стресс-факторами, отмечается отсутствие плоского аффекта, характерного для шизофрении.

Одним из частых симптомов шизофрении в подростковом возрасте, регистрируемым почти в 80% случаев, считаются дисморфофобии —патологическая убежденность в наличии физического недостатка (неправильный нос, большие уши, искаженные пропорции тела и др.). Однако отметим, что для подростка и в норме характерен повышенный интерес к своей внешности. При подростковой и ранней юношеской шизофрении дисморфофобии чаще носят сверхценный и бредовой характер, реже навязчивый. Если дисморфофобия достигает уровня бреда, говорят о дисморфомании, последняя у девочек нередко сочетается с анорексией.

У подростков девочек может регистрироваться синдром нервной анорексии. По мнению Гурьевой В.А. и Гиндикина В.Я. (2002), если анорексия развивается в зрелом возрасте, с большей степенью вероятности можно предполагать наличие шизофрении

В ряде случаев сложно различить начальные проявления шизофрении и черты формирующейся личности ребенка на фоне пубертатного криза. Даже в норме у детей может отмечаться ряд особенностей психической сферы, которые внешне напоминают симптомы шизофрении. Это склонность к стереотипиям, кривлянье, стремление к образованию неологизмов, упрямство, капризность, замкнутость и др.

При наличии симптомов психоза у подростков всегда следует исключить употребление психоактивных веществ.

Шизофрения в пожилом возрасте

Большинство больных шизофренией пожилого возраста страдают этим психическим расстройством с подросткового периода или юности, почти у 20% пожилых больных шизофренией симптомы манифестации шизофрении были зарегистрированы в среднем или пожилом возрасте (Harris M., Jeste D., 1988). Наш опыт работы, показывает, что появление шизофрении после 60 лет сомнительно и именно здесь необходимо тщательное обследование, направленное на выявление другого психического расстройства, имеющего в своей основе чаще всего неврологические этиологические факторы (органическое поражение центральной нервной системы). В ряде случаев здесь необходима дифференциальная диагностика шизофрении с аффективными расстройствами. В то же время следует отметить, что в литературе описаны случаи шизофрении, манифестация которых отмечалась даже после возраста (Международная исследовательская группа случаев поздней шизофрении) (Howard R. et al., 2000).

Дифференциально-диагностические критерии шизофрении пожилого возраста такие же, как и для других возрастных периодов (наследственная отягощенность, клиническая симптоматика, характерные когнитивные нарушения, течение болезни, позитивный ответ на фармакотерапию антипсихотиками и др.). Многие авторы с целью исключения диагноза шизофрении рекомендуют обращать внимание на характер аффективных нарушений, имевших место в течение нескольких лет, предшествующих манифестации шизофрении, и на симптомы деменции, которые могут быть обнаружены в продромальном периоде болезни.

Начало шизофрении в пожилом возрасте в большей степени характерно для женщин, чем для мужчин. Обычно наблюдаются варианты параноидной формы болезни («параноидный субтип»), сравнительно слабо выражена характерная для шизофрении негативная симптоматика. Некоторые исследователи поздней шизофрении отмечают здесь случаи зрительных галлюцинаций, разнообразные нарушения со стороны сенсорной сферы, социальную изоляцию, быстрое нарастание когнитивных нарушений по мере течения болезни. Однако, последние проявляют себя достаточно отчетливо и в продромальном периоде болезни.

Несмотря на разнообразие вариантов течения шизофрении в пожилом возрасте, чаще всего здесь отмечаются случаи с заметными проявлениями психотической симптоматики, редкими эпизодами ремиссии.

Шизофрения пожилого возраста

  • Чаще заболевают женщины
  • Преобладает параноидная форма
  • Разнообразные нарушения со стороны сенсорной сферы
  • Быстрое прогрессирование когнитивных нарушений.
  • Эпизоды зрительных галлюцинаций
  • Безремиссионный тип течения
  • Социальная изоляция, одиночество
  • Частое возникновение выраженных побочных эффектов терапии

В процессе лечения шизофрении у лиц пожилого возраста рекомендуется вести терапию низкими дозами антипсихотиков, в случае необходимости медленно повышая их («start low and go slow»). При лечении шизофрении пожилого возраста атипичные антипсихотики имеют явное преимущество перед классическими нейролептиками, так как последние часто вызывают у пожилых больных экстрапирамидную симптоматику, в частности, тардивную дискинезию. Однако следует иметь в виду, что в литературе встречаются сведения о случаях смерти, возникшей в результате приема некоторых атипичных антипсихотиков («black — box») пожилыми людьми, страдающими выраженной деменцией.

Побочные эффекты антипсихотиков, наиболе часто возникающие в процессе лечения шизофрении больных пожилого возраста

  • Излишняя седация (галоперидол, клозапин, оланзапин, кветиапин, арипипразол)
  • Центральные и периферические антихолинергические эффекты: ажиатация, делирий, дезориентировка, запоры, сухость во рту, задержка мочи, глаукома (тиоридазин, хлорпромазин, клозапин)
  • Ортостатическая гипотензия (низкопотентные нейролептики, клозапин, кветиапин)
  • Экстрапирамидная симптоматика (высокопотентные классические нейролептики, рисперидон)
  • Увеличение веса (галоперидол, трифтазин, клозапин, оланзапин)
  • Гиперпролактинемия: остеопороз, сексуальная дисфункция (галоперидол, рисперидон)
  • Нарушение мозгового кровообращения (рисперидон, оланзапин, арипипразол)
Читать еще:  Отзывы о применении синуфорте при гайморите

В литературе подчеркивается вариабельность результатов и сложность прогноза эффективности терапии антипсихотиками больных пожилого возраста. Как правило, у этих лиц отмечается высокая концентрация психотропных препаратов в крови, частое появление побочных эффектов и повышенная чувствительность даже к небольшим дозам медикаментов. Необходимость полифармации — назначения нескольких медикаментов, предназначенных для лечения неврологических и соматических, например, сердечно-сосудистых нарушений, значительно усложняет терапию больных. Врач таких пациентов должен учитывать особенности их питания, склонность к лечению лекарственными травами. Следует помнить о достаточно выраженных когнитивных расстройствах, например, нарушениях памяти, способствующих изменению режима приема медикаментов.

В некоторых развитых странах больные шизофренией данной возрастной группы проживают в специальных отелях, предназначенных для оказания медицинской и социальной помощи таким пациентам.

Особенности клинической картины у детей

Значительно чаще встречаются варианты ортостатического (во время длительного стояния на школьных линейках и др.) и психоэмоционального коллапса. Дети более чувствительны к потере жидкости и интоксикации, чем взрослые, при этом клиника (см. выше) выражена ярче.

Дополнительной трудностью при диагностике является то обстоятельство, что у маленьких детей систолическое А/Д в норме не превышает 80 мм рт.ст., поэтому данный критерий не может быть использован при диагностике коллаптоидного состояния в каждом конкретном случае. Необходимо принимать во внимание другие симптомы (ослабление сердечных тонов, снижение пульсовых волн при измерении А/Д).

Лечение

Направлено на основные звенья патогенеза: восстановление ОЦК, обеспечение стабильного дыхания и кровообращения, устранение метаболического дисбаланса. Оно включает в себя следующие мероприятия:

-Устранение действующей причины (см.).

-Обеспечение восстановительной позиции с приподнятыми вверх ногами (положение Тренделленбурга).

-Рефлекторное воздействие на биологически активные точки (БАТ): прессура по часовой стрелке в течение 40-60 сек. точки, находящейся у основания ногтевого ложа мизинца точно по центру). Ударребром ладони по сводам приподнятых стоп пострадавшего.

-Восполнение ОЦК – трансфузиями кровезамещающих жидкостей, кристаллоидных растворов, альбумина и др. (см. выше принципы лечения травматической болезни).

-Вазопрессоры применяются только после восстановления ОЦК:

· адреналин 0,1%-1,0 в/к

· кордиамин 2,0 в/м, в/в

· норадреналин 0,2%-1,0 — в 250 мл 5% глюкозы. Если положительный эффект отсутствует, то введение препарата необходимо прекратить, т.к. это может быть связано с выраженной периферической вазоконстрикцией способной ухудшить состояние пострадавшего

· добутамин 250 мг в 400 мл 10% раствора глюкозы 11 капель в минуту

· глюкокортикостероиды (гидрокортизон до 1000 мг/сут., преднизолон 600 мг в/в, в/м).

-Ощелачивающие — гидрокарбонат натрия 5-8% — 100,0 — 300,0 в/в капельно.

-Оксигенотерапия (гипербарическая оксигенация).

-Детоксикация (антидоты) – при необходимости.

-Самопереливание крови (в походных, полевых условиях).

По показаниям — реанимационные мероприятия.

Метод самопереливания крови.

Имеет скорее историческое значение. Применяется при большой кровопотере в полевых условиях, обусловленной артериальным кровотечением. После остановки кровотечения пострадавшему придают горизонтальное положение с опущенной головой и поднятыми вверх и удерживаемыми в таком положении конечностями, которые дополнительно туго бинтуются, начиная с пальцев. На живот помещается груз (мешочек с песком) до 3 кг. Таким образом, достигается кровоснабжение жизненно важных органов.

В современных условиях используется специальный противошоковый костюм.

4.6. Шок в военно-полевых условиях(синдром полиорганной недостаточности (multiple organ failure- MOF), синдром множественных органных дисфункций)

это синдром, который проявляется: острой продолжительной артериальной гипотензией (со снижением систолического давления ниже 90 мм рт.ст.), анурией, нарушением периферического кровообращения и сознания, гипоперфузией жизненно важных органов с нарушением их функций, ацидозом. Некоторые авторы выделяют 4-е стадии:

I стадия – дефицит ОЦК до 5%; Hb>100 г/л; А/Д не изменено; тахикардия. Общее состояние ближе к удовлетворительному, обращает на себя внимание некритическое отношение к окружающему и завышенная самооценка.

II стадия (соответствует компенсированной, обратимой) – дефицит ОЦК до 15%; Hb>80 г/л; А/Д не ниже 90 мм рт.ст. Состояние средней тяжести, отмечается вялость, головокружение, обмороки, бледность кожных покровов, значительная тахикардия

III стадия (соответствует декомпенсированной, обратимой) – дефицит ОЦК до 30%; Hb>50 г/л; А/Д 60 мм рт.ст. Пульс нитевидный. Состояние тяжелое, отмечается резкая слабость, выраженная бледность кожных покровов и видимых слизистых, холодный липкий пот, пострадавший постоянно зевает, просит пить.

IY стадия (соответствует необратимой) – дефицит ОЦК до 40%. Состояние крайне тяжёлое. Черты лица заострены. Длительная потеря сознания. А/Д и пульс не определяются.

Диагностический шоковый индекс Альговера представляет собой отношение ЧСС к систолическому А/Д (ЧСС:А/Д) = 0,5 в норме. Если шоковый индекс Альговера =1, дефицит ОЦК = 30%, а если шоковый индекс Альговера =1,5, то дефицит ОЦК составляет 50%.

Лечение шока при остановке сердца — «УНИВЕРСАЛ»

· Удар прекордиальный

· Непрямой массаж сердца

· Венепункция

· ECG – ЭКГ

· Разряд дефибриллятора 200 дж

· Стимуляция электрокардиостимулятором

· Адреналин, атропин (не более 4 мл)

Особенности внутренней картины болезни у детей

Заболевший ребенок отличается от здорового. У него меняется настроение, он может стать подавленным, раздражительным, плаксивым, тревожным, беспокойным. Иногда у больного ребенка появляются упорные мысли о тяжести заболевания, его необычности, даже исключительности, невозможности излечения или, наоборот, о его незначительности и несерьезности. В связи с этим отношение к лечению оказывается либо адекватным и даже зависимым, либо пренебрежительным, отвергающим процедуры, манипуляции, медикаменты.

У многих детей изменяется поведение. Они перестают играть, утрачивают непосредственность общения, не получают радости от развлечений. У части детей возникает нежелание вступать в контакт со сверстниками и взрослыми. Как правило, дети тяготятся теми ограничениями, которые накладывает на них болезнь. Нередко они отказываются от выполнения режима, капризничают, допускают шалости и неожиданные поступки.

Такие переживания и изменения поведения являются своеобразной реакцией детской личности на болезнь.

Формирование внутренней картины болезни у детей отличается от взрослых.

Основные составляющие

внутренней картины болезни у детей:

1. Объективные проявления болезни.

2. Особенности эмоционального реагирования личности.

3. Половые особенности.

4. Уровень интеллектуального функционирования.

5. Личный опыт (общежитейский и перенесенных заболеваний).

6. Полученная информация о здоровье, внутренних органах, болезни, ее причинах.

7. Понимание универсальности и необратимости смерти.

8. Отношение родителей и других лиц из окружения к его заболеванию.

9. Влияния врача и медперсонала на заболевшего.

10. Наличие других стрессоров.

Эмоциональное реагирование на болезнь.Ребенок, поступая в клинику, испытывает прежде всего страх. Он боится остаться без мамы, боится новой обстановки, людей, одетых в халаты, боится каждого прикосновения, потому что боится боли. Наиболее часто свой страх дети проявляют через слезы. Разумеется такое эмоциональное состояние не способствует выздоровлению, поэтому следует прежде всего успокоить ребенка. Это возможно возможно только в том случае, если врач искренен в своих словах и терпим к маленькому пациенту.

У детей наиболее часто встречаются следующие типы отношения к болезни:

Особенности половой принадлежности.У мальчиков чаще страдает самооценка в результате болезни, чем у девочек, уровень конфликтности у девочек выше, чем у мальчиков. У девочек чаще происходит вытеснение представления о заболевании. Девочки быстрее адаптируются к изменению условий жизни в результате болезни, хотя чаще чем мальчики испытывают опасение за свое будущее. У девочек переживание болезни носит более объективный характер, чем у мальчиков.

Уровень интеллектуального функционирования.Зависит от возраста ребенка. Для создания представления о болезни, ее причинах требуется анализ воспринимаемых симптомов, необходимо уметь систематизировать и объяснять свои впечатления и переживания. Низкий уровень интеллектуального функционирования младших детей препятствует развитию адекватной внутренней картины болезни, это приводит к примитивному типу реакций на заболевание.

Однако, дети с тяжелыми заболеваниями, лишенные возможности принимать участие в подвижных играх, обычно много читают, размышляют и бывают не по возрасту умны. Они могут быть очень внимательны к разговорам врачей, любой поступающей к ним информации об их заболевании, поэтому в беседе с ними врач должен быть очень осмотрителен и по возможности создавать оптимальные условия для формирования адекватного отношения к болезни.

Жизненный опыт ребенка и внутренняя картина болезни. Имеют значение давность и исход событий в жизни ребенка связанных с его собственными ранними болезнями или болезнями его близких. Чем раньше это было тем меньший след оставили эти события. Тяжелые хронические заболевания близких, как правило, отрицательно сказываются на формировании ВКБ. Всегда оставляют неприятные воспоминания любые хирургические операции, инструментальные обследования и болезненные процедуры.

Знание о здоровье, внутренних органах, болезни, лечении. Без концепции о здоровье очень трудно составить представление о болезни. Дети затрудняются в определении здоровья, хотя знают об ограниченной возможности сохранить здоровье и подверженности людей болезням. Как правило, это осознается к 7 годам. Девочкам свойственен более высокий уровень опасений расстроить здоровье, чем мальчикам, а также он выше у более старших детей.

В 10 лет дети представляют здоровье как состояние противоположное болезни. Все дети и младшие и старшие связывают здоровье с эмоционально комфортным состоянием (хорошо, радостно, бодро, весело).

В сохранении здоровья младшие дети занимают пассивную позицию, полагая, что достаточно выполнять требования взрослых, а старшие понимают необходимость личной активности (соблюдение режима, закаливание, спорт, гигиена).

Для формирования ВКБ имеют значения знания о внутренних органах. Дети полагают, что количество внутренних органов разное у разных людей. В зависимости от возраста меняется значимость органов. Более старшие дети судят о важности разных органов в соответствии с их участием в жизнедеятельности организма, а более младшие – по тому времени, которое требуется для ухода за ними (ноги связаны с необходимостью их мыть). Обнаружена тенденция считать, что органы необязательными, если их больше одного (пальцы, легкие и т.п.).

Также для формирования ВКБ имеют значения знания о причинах болезни. Дети часто рассматривают свои болезни как результат плохого поведения, однако также могут видеть причины в несоблюдении правил гигиены и плохом питании. Старшие дети видят причину в наследственности, конфликтах.

Информация о болезниможет быть получена от родителей, других родственников, сверстников, книг, теле-, радиопередач, школьной программы. Наиболее значимыми являются сведения от родителей. Это имеет особое значение в случае тяжелой болезни ребенка, когда он оторван от других источников информации, а родители, удрученные его болезнью, создают условия для формирования пессимистичной оценки ребенком своей болезни.

Другие взрослые могут существенно влиять на представление о болезни в случае, когда они имеют для ребенка авторитет, или ребенок глубоко к ним привязан (любимый учитель).

Книги, передачи иногда создают неверное представление у детей о причинах болезни в виду неумения детей работать с информацией, правильно ее осмысливать, не владения терминологией.

Понимание детьми смерти, ее универсальности и необратимости. У детей дошкольников понятия смерти как окончательного прекращения жизни не может быть в виду преобладания у них дооперационного мышления. Они говорят о смерти как временном явлении, не признают ее необратимости, понимают как долгий отъезд или сон.

Дети младшего школьного возраста персонифицируют смерть, считают, что она невидима, прячется на кладбище. Нередко могут считать, что смерть наказание за плохие дела, может случиться в любой момент от 7 до 300 лет. Появляется понимание необратимости смерти. В качестве причин смерти называются конкретные действия (ножи, топоры, пистолеты, возраст), а не общие процессы.

Только к 10 годами дети начинают осознавать свою смертность. Для подростков собственная потенциальная кончина становиться очевидной и это вызывают сильную тревогу. Для защиты от нее используется механизм отрицания. Подростки фактически игнорируют смерть, создавая опасные для жизни ситуации (гонки на мотоциклах). Причину смерти видят в изнашивании тела, нарушении работы органов.

Отношение родителей к болезни ребенка.Представления ребенка об окружающем мире зависят от мировоззрения родителей. Поэтому все реакции родителей на заболевание ребенка ложатся в основу внутренней картины болезни. Родители могут испытывать чувство вины, негодование из-за поведения ребенка, приведшего к болезни, отчаяние.

В процессе лечения детей у врача могут возникнуть проблемы контакта с родителями. Существуют разные варианты реагирования родителей на болезнь своего ребенка:

— паническая, истерическая реакция, преувеличение тяжести заболевания;

— безразличное, равнодушное отношение (как правило, это родители, злоупотребляющие алкоголем, наркотиками);

— неадекватная оценка степени тяжести болезни, в результате чего они не выполняют назначений врача или занимаются самостоятельным лечением ребенка.

— тревожно-мнительное отношение проявляется в форме страха за самочувствие ребенка и чрезмерно заботливом воспитании, что приводит к формированию чаще всего ипохондрического типа отношения к болезни.

— излишняя забота о ребенке, удовлетворение всех его капризов приводит к формированию вторичной выгоды от заболевания и эгоцентрическому типу отношения к болезни

Большую роль играют отношения родителей с медперсоналом. При уважительном отношении родителей к врачу, вере в его компетентность, правильность лечения у ребенка появляется надежда на выздоровление, улучшается настроение и общее самочувствие.

Дата добавления: 2017-02-25 ; просмотров: 1431 | Нарушение авторских прав

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector