2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности кохлеарной имплантации

Особенности кохлеарной имплантации

Кохлеарную имплантацию применяют, когда острота слуха снижается настолько, что человек полностью прекращает улавливать звуки даже с помощью мощных слуховых аппаратов. Позволить себе такую операцию способен не каждый: кохлеарная имплантация стоит очень дорого, при этом одной операцией дело не ограничивается, поскольку следить за устройством, регулировать его работу, покупать батарейки придется до конца своей жизни.

Но если нет противопоказаний, позволяют финансы, а врач сообщил, что кохлеарная имплантация является единственной возможностью вернуть человека в мир звуков, многие на операцию соглашаются не раздумывая. Шанс снова вновь услышать звуки перевешивает все неудобства, которые могут возникнуть после операции, а также и в период реабилитации.

Что такое слуховой протез

Когда говорят про кохлеарную имплантацию, имеют в виду не только хирургическое вмешательство, но и подготовку к операции, а также реабилитацию после неё. Сразу после того, как будет установлен протез, человек слышать не станет: чтобы начать воспринимать звуки при помощи кохлеарного имплантата, нужно пройти специальное обучение продолжительностью в несколько месяцев.

Суть кохлеарной имплантации в том, чтобы установить в черепной коробке прибор, способный трансформировать электрические сигналы, что поступают с микрофона, в импульсы, понятные нервной системе. Прибегают к такой операции лишь в крайнем случае, когда другие меры по восстановлению остроты слуха оказались нерезультативны.

Кохлеарный имплантат являет собой протез в виде медицинского прибора, с помощью которого можно возместить утрату слуха людям, у которых зафиксирована последняя, четвертая стадия нейросенсорной тугоухости, когда она начинает переходить в глухоту.

Эта стадия характеризуется тем, что порог слышимости человека составляет от 70 до 90 дБ, когда человек воспринимать громкую речь уже не способен даже на очень близком расстоянии от уха, а звук можно различить лишь благодаря мощному слуховому аппарату.

Если недуг прогрессирует, звук перестаёт восприниматься даже с помощью этого устройства. В этом случае если не обнаружил в истории больного противопоказаний, советует поставить протез, известный как кохлеарный имплантат. Устройство состоит из нескольких частей: имплантата, речевого процессора, отсека для батареек или аккумулятора, пульта для дистанционного управления (не во всех случаях) и других дополнительных комплектующих.

Схема кохлеарной имплантации

Имплантат являет собой приемник, который внедряют под кожу, от которого тянется цепочка электродов. Сделана она в форме очень тонкой гибкой трубочки в виде спирали, которая копирует природную форму улитки внутреннего уха, и по всей длине имеет тонкие волоски электродов. Её проводят через среднее ухо и вживляют в улитку, переднюю часть внутреннего уха путем хирургической операции.

Считается, что платину, из которой изготовлены электроды, организм воспринимает хорошо, не отторгает, и обладает характеристиками хорошего электрического изолятора.

Ещё одной важной деталью кохлеарного имплантата является речевой процессор. Он являет собой электронный прибор, который получает улавливаемые микрофоном звуковые сигналы, кодирует их и отправляет данные через катушку-передатчик на имплантат. Для этих целей в нем предусмотрено микрофон, микропроцессор для переработки звука в электрические импульсы, передатчик. Устанавливают речевой процессор снаружи возле уха.

Нюансы имплантации

Стоимость кохлеарной имплантации может значительно превысить один миллион рублей. Она подразумевает не только цену аппарата (стоимость качественного устройства превышает 6 тыс. долларов) и аксессуаров к нему, но и оплату услуг специалистов клиники, которые будут проводить осмотр. Дорого обойдется и сама операция: учитывая, что проводится она на черепе, требуются услуги специалиста очень высокого класса.

Помимо лора, перед тем как будет проведена кохлеарная имплантация, нужно проконсультироваться с отоневрологом, сурдопедагогом, а также сдать следующие анализы (все услуги обычно платные, могут быть включены в общую стоимость):

  • аудиометрию – измерение остроты слуха для определения слуховой чувствительности к звуковым волнам разной частоты,
  • импедансометрию – оценка состояния среднего уха,
  • промонториальный тест – проверка состояния слухового нерва,
  • отоакустическая эмиссия – проверка работы слухового рецептора,
  • компьютерная томография височных костей – проводят обычно, если глухота была спровоцирована менингитом,
  • исследование слуховых вызванных потенциалов – проводят для подтверждения глухоты или тугоухости и определения её вида,
  • стандартные анализы и обследования, данные о которых необходимы для любой операции (общий крови, мочи, биохимический анализ крови).

Схема операции, во время которой устанавливают кохлеарный имплантат, выглядит следующим образом. Сначала под кожу, в височную область, врач устанавливает приемник-имплантат. Потом через барабанную полость среднего уха (здесь находятся слуховые косточки, которые воспринимают сигнал, поступивший из наружного уха и переданный через барабанную перепонку) внедряют цепочку электродов.

Затем её протягивают в барабанную лестницу улитки (в этой части органа слуха происходит распознавание и трансформация звуков в нервные импульсы, которые после этого поступают в соответствующий отдел головного мозга).

Речевой процессор, который устанавливают снаружи, преобразовывает поступивший в него звук, и методом индукции вместе с электрической энергией передает полученные импульсы с передатчика на обмотку его внутренней части. Здесь данные трансформируются в электрические сигналы, что по электродному массиву передаются в улитку, и возбуждают нейроны (электрически возбудимые нервные клетки, что обрабатывают информацию) спирального ганглия улитки.

После этого звуки, преобразованные в электрические импульсы, через слуховой анализатор поступают в один из отделов головного мозга, который расшифровывает и интерпретирует полученные данные.

Так, если глухота была спровоцирована повреждением или гибелью волосковых клеток улитки, кохлеарная имплантация решает этот вопрос, передавая звуковые сигналы по системе электродов прямо к слуховому нерву.

Разработчики изготавливают модели так, чтобы кохлеарные имплантаты могли воспроизвести естественный процесс передачи звуков, в том числе громкость и тональность.

После операции

Обычно операцию делают на одно ухо, но при необходимости протез можно установить на оба уха во время одной операции. Сразу после того как будет внедрен кохлеарный имплантат, человек слышать не будет: швы можно снять лишь через семь-десять дней. Саму систему можно будет включить не раньше, чем через три недели после кохлеарной имплантации, в некоторых случаях даже позже.

Первая настройка устройства проводится ещё через некоторое время, причем очень важно провести её аккуратно, чтобы у человека не возникло никаких неприятных эмоций. На правильную настройку протеза может уйти несколько месяцев. Кроме того, после кохлеарной имплантации, чтобы человек смог не только слышать, но и распознавать и интерпретировать звуки, он должен пройти обучение.

Для реабилитации задействуют отохирургов, сурдопедагогов, аудиологов, психологов. Необходимо иметь в виду, что даже после того, как человек научиться распознавать звуки, ему придется находиться под наблюдением врачей до конца жизни.

Раз в полгода кохлеарные импланты необходимо перепрограммировать: настройки под влиянием тех или иных факторов сбиваются (например, от ношения синтетической одежды, поэтому рекомендуются только натуральные ткани). При сильных сбоях может понадобиться около десяти настроек в течение месяца. Также кохлеарные имплантаты требуют частой замены батареек: в среднем шесть штук в неделю. Следует учитывать, что средняя цена одной упаковки составляет около 250 долларов, дешевые можно найти и за пятьдесят.

Показания и предостережения

Поскольку операция предстоит на голове и влияет на работу головного мозга, прежде чем назначить кохлеарную имплантацию, очень тщательно изучает историю болезни, возможность восстановить слух без этого метода, а также будет ли эффективна кохлеарная имплантация в том или ином случае. Кохлеарную имплантацию назначают при следующих показаниях:

  • ярко выраженная нейросенсорная двусторонняя глухота,
  • неспособность различать звуки и речь с помощью слухового аппарата на протяжении трех месяцев,
  • отсутствие проблем с нервной системой, психических отклонений, а также нарушений умственной деятельности,
  • отсутствие болезней, спровоцированных нарушением работы тех или иных органов и систем.

Кохлеарная имплантация будет неэффективна, если причиной глухоты оказался неврит (воспаление) слухового нерва, или она была спровоцирована кровоизлиянием в стволовые или височные доли головного мозга. Также кохлеарная имплантация не поможет при отложении солей кальция в улитке внутреннего уха или при прорастании кости в улитку.

Не принесет ожидаемых результатов операция, если человек страдает от глухоты на протяжении нескольких лет: если слуховой нерв не стимулировать продолжительное время, он необратимо атрофируется и восстановлению не подлежит.

Нельзя проводить операцию при воспалительных процессах в среднем или наружном ухе, при разрыве барабанной перепонки. Нет смысла делать её у детей, если полная потеря слышимости наступила, когда ребенок не научился говорить, или он родился глухим. Также для ребенка она не будет эффективна, если период глухоты превышает период, когда он был способен воспринимать звуки.

По отзывам, не стоит проводить операцию, если человек способен уловить звуки с помощью слухового аппарата. Применение СА проще в использовании и менее затратное как по деньгам, так и по времени.

Отзывы пациентов

Существуют разные мнения об эффективности кохлеарной имплантации. Наиболее эффективен протез, если был установлен в скором времени после того, как был потерян слух. Люди, которые пользовались слуховыми аппаратами перед тем, как был установлен протез, говорят, что звуки более полные, ясные, разница между похожими словами воспринимается четче.

Также улучшается речь, становится легче читать с губ. Правда, пока человек не пройдет обучение, несмотря на то, что будет слышать звуки, идентифицировать и воспринимать их не сможет.

Надо быть готовым и к осложнениям после кохлеарной имплантации. Например, может оказаться поврежден лицевой нерв, что спровоцирует паралич со стороны оперируемого уха, иногда нарушается вкусовое восприятие. Некоторые люди упоминают о нарушении в работе вестибулярного аппарата, головных болях. После внедрения имплантата, в улитке может произойти разрастание кости или отложение кальция.

Также велика вероятность того, что ребенку с внедренным кохлеарным имплантатом при необходимости нельзя будет удалить аденоиды или сделать другие подобные операции. Есть ещё один нюанс, который необходимо учитывать: если человек получит травму головы в том месте, где установлен кохлеарный имплантат, устройство, установленное внутри головы, может сломаться, и окажется бесполезным.

Как выглядит идеальный процесс реабилитации?

Многих, вероятно, удивит тот факт, что процесс реабилитации неслышащего ребенка важно начинать сразу, как только установлен диагноз. Потому что реабилитация – это не только развитие речи, но и развитие довербальных коммуникативных навыков. Даже не слыша и не умея говорить, малыш должен учиться выражать себя, сообщать о своих нуждах другими способами – указывать на желаемый предмет глазами, рукой, указательным пальцем. Поэтому родители несмотря ни на что должны активно общаться и заниматься с ребенком.

К сожалению, зачастую папа и мама не считают нужным даже разговаривать со своим глухим малышом. Большинство уверены, что в этом нет необходимости. Взрослые думают: «Вот проведут ему операцию по кохлеарной имплантации, подключат речевой процессор, пройдет время, тогда и будем с ним общаться». И хорошо, если ребенка проимплантируют до двух лет: в этом случае, если у него нет сочетанных нарушений, он вполне может догнать в речевом развитии своих сверстников. Если же имплантация проведена после 3,5 лет, этого уже может не произойти. Ведь помимо того, что он не слышит, не говорит, у него не развивается и коммуникация. Такой ребенок начинает жить в своем мире, что постепенно приводит к депривации и развитию других нарушений. В худших случаях, с которыми, к сожалению, специалисты центра «Тоша&Co» массово сталкиваются в своей работе, отсутствие развития естественной коммуникации приводит к ее нарушению, расстройству эмоционально-волевой сферы, ко вторичному аутистическому спектру, а в дальнейшем к задержке психического и психоречевого развития и даже к умственной отсталости. Вот почему так важно общаться с ребенком, играть с ним, вовлекать в жизнь семьи. И, конечно, нельзя затягивать с решением о проведении операции по кохлеарной имплантации.

Вначале остановимся на важных моментах, которые являются основой успешной реабилитации для детей, которые были рано проимплантированы и не имеют сочетанных нарушений. Задача старта реабилитации – сформировать у мамы и папы естественное речевое поведение. Взрослые должны уяснить несколько важных правил:

  • общайтесь и играйте с ребенком так же, как бы вы делали это со слышащим малышом;
  • говорите естественно, без четкой (утрированной) артикуляции и не повышая громкости голоса;
  • позвольте малышу проявлять себя и свои желания;
  • донесите до всех членов вашей семьи и близких информацию о правильном речевом поведении с вашим малышом.

Несколько подробнее расскажем о третьем и четвертом пунктах. В своей практике мы нередко сталкиваемся с ситуациями, когда родители впадают в крайности и ведут себя с ребенком неправильно. Например, одна мама, услышав совет о том, что нужно как можно больше общаться с малышом, начала говорить буквально без умолку. Комментировала каждый шаг, угадывала каждое желание своей дочери. Своим поведением она попросту не давала ребенку проявить себя: попросить что-то с помощью жеста или голоса, указать на интересующий предмет и т.д. Ребенок молчал, не проявлял инициативы к речи, мама была в отчаянии. Но как только она прислушалась к совету специалистов и стала меньше говорить, оставляя паузы для ответной реакции ребенка, у девочки пошел процесс развития речи.

Читать еще:  Лечение кашля и прозрачных соплей у детей

Еще одна крайность, часто встречающаяся в семьях, которая тоже серьезно влияет на появление речи – это излишняя опека над особенным ребенком. Яркий пример такой гиперзаботы произошел в «Тоше&Co» во время настройки речевого процессора. Представьте: на приеме сидит ребенок, рядом мама, чуть поодаль – бабушка. В какой-то момент малыш просто повернул голову и посмотрел на сидящего на шкафу плюшевого медведя. Он никак не демонстрировал, что хочет его получить, но бабушка, как бы понимая любимого внука и без слов, незамедлительно вскакивает, берет этого медведя и отдает ребенку. То есть желание угадывается и исполняется буквально по взмаху ресниц. Взрослые действуют, как говорится, на опережение, тем самым рубят на корню зарождающееся желание использования речи. Ведь даже накопив на слух словарь, ребенок нуждается в мотивации, чтобы вывести этот словарь в актив. А в описанном случае малышу не требуется речи: его и так понимают.

Поэтому так важно, чтобы родители на первом этапе реабилитации получили необходимые рекомендации, в основе которых лежит правильное формирование речевого поведения в семье. И тогда ребенок, который, подчеркнем, не имеет сочетанных нарушений и был проимплантирован в раннем возрасте, будет развиваться спонтанно, как и слышащие сверстники. И скорее всего ему не будут нужны регулярные и интенсивные курсы реабилитации – процесс будет идти естественным образом.

Что такого малыша ждет дальше? Так же как и слышащие дети, он может пойти в дошкольное учреждение. И здесь стоит обратить внимание на то, что кохлеарноимплантированному ребенку с нормальным слухоречевым развитием специализированные учреждения для глухих и слабослышащих не нужны!

Но многие родители, к сожалению, принимают решение отдать ребенка не в массовый детский сад, а в специализированный, где работают с неслышащими или слабослышащими детьми. И это ключевая ошибка. Ребенок может стать «жертвой» реабилитации, ведь ему будут прививать специфические методы и приемы речи, предназначенные для слабослышащих детей. И вместо того, чтобы нормально развиваться, он обретет навыки слабослышащего человека. Если же по счастливой случайности это и не помешает развитию речи, то может быть упущено драгоценное время на развитие специфических навыков, потраченное взамен на речевое развитие.

Ребенка следует отдать в обычный детский садик, при этом родители должны постараться вовлечь в процесс реабилитации всех участников образовательного процесса. Только не нужно думать, что педагогам предстоит нести ответственность за развитие ребенка, уделять ему особое внимание. Вовсе нет! Главная задача (и об этом нужно договориться) – обращать внимание на состояние речевого процессора, то есть следить, чтобы он всегда был включен, уметь при необходимости заменить элемент питания. Во всем остальном малыш с КИ – обычный ребенок!

Сложнее ситуация, если кохлеарноимплантированный ребенок имеет сопутствующие нарушения двигательной, эмоционально-волевой сферы и коммуникации, расстройства аутистического спектра, а также синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и другие. В таких случаях специалист, работающий с этим ребенком, должен четко понимать, на что в своей работе он должен направить силы в первую очередь. Поясним. Допустим у малыша с КИ синдром дефицита внимания и гиперактивности. Это неврологическо-поведенческое расстройство. Заниматься слухоречевым развитием с таким ребенком крайне сложно. Заходя в кабинет, он, не обращая ни на кого внимания, может носиться как метеор, открывая по пути шкафы, вытаскивая из них все содержимое. Родители пытаются «кнутом и пряником» усадить его за занятия, не понимая, что кроха физически не может этого сделать: ребенок болен, ему помощь нужна. И задача хорошего специалиста – определить самому и донести до родителей, что в первую очередь все силы нужно направить на коррекцию основной патологии (в этом примере – синдрома дефицита внимания и гиперактивности) и только потом приступать к слухоречевому развитию. Педагоги нашего центра «Тоша&Co», сталкиваясь с такими ситуациями, дают мамам и папам простое задание: посчитать, сколько раз за день их дочь или сын установили с ними контакт глаза в глаза. Каково же бывает удивление и разочарование взрослых, когда они констатируют, что за день этого не произошло ни разу. И после этого к родителям приходит понимание, что все действия на первом этапе работы должны быть направлены на формирование невербального общения – остановку взгляда глаза в глаза, совместный невербальный диалог, любую совместную деятельность и другие предречевые коммуникативные навыки, которые станут фундаментом для дальнейшего развития малыша.

Не так давно в центре «Тоша&Co» проходил реабилитацию четырехлетний Павлик. Несмотря на то, что нарушения слуха у Паши выявили вовремя и он был рано проимплантирован, у мальчика наблюдалась серьезная моторная задержка и СДВГ. Мы убедили маму, которая изначально была очень скептически настроена, что состояние малыша требует целого спектра корректирующих мероприятий с разными специалистами. Они позволят сформировать навыки коммуникации и научат ребенка концентрировать свое внимание. Наш невролог назначил Павлу медикаментозную поддерживающую терапию. К слову, альтернативой приема лекарственных средств могут быть занятия по сенсорной интеграции и двигательной нейрокоррекции (комплекс мероприятий, которые проводится в специально оборудованном комплексе по особым методикам). Родители Павлика выбрали второй вариант, благо в их родном городе возможность ходить на занятия по сенсорной интеграции есть. Мы вышли на связь со специалистом, который будет заниматься с мальчиком по месту жительства, направили ему свое заключение и рекомендации и начали работать с ним в тесном тандеме. То есть Павлик занимается в городе, в котором живет, и периодически приезжает на курсы реабилитации в центр «Тоша&Co». Мы отслеживаем динамику развития ребенка, после чего даем новый вектор направления работы его педагогу. И вот такой пример совместной работы специалистов центра реабилитации и специалиста по месту жительства можно назвать идеальной моделью комплексной реабилитации детей с КИ. Уверены, что в случае с Павлом через 2-3 курса удастся компенсировать СДВГ, а далее ребенок перейдет в стадию классического логопата и сможет заниматься с обычным логопедом. А к 7-8 годам мальчуган вполне сможет догнать своих сверстников и пойти в массовую общеобразовательную школу.

Другой аспект, на котором нельзя не заострить внимание, затрагивает тему реабилитации детей с расстройством аутистического спектра. К сожалению, в последние годы распространенность этого недуга заметно выросла. Формы аутизма бывают разные. Есть довольно тяжелые, при которых ребенку нецелесообразно устанавливать кохлеарный имплант: в силу тяжести болезни речь не появится. В подобных сложных случаях реабилитационные мероприятия должны быть сосредоточены на коррекции и социализации личности. Применению на практике специфичных методов работы с детьми-аутистами специалисты «Тоши&Co» обучались не только в российских образовательных институтах, занимающихся коррекционной педагогикой и эмоциональными расстройствами, но и у зарубежных коллег: практикующих холдинг-терапевтов, АВА-терапистов, специалистов по floortime. В польском центре «KLEKS» – практической школе в Европе, которая специализируется на реабилитации детей с аутизмом, умственной отсталостью, синдромом Дауна, задержкой психического развития и другими расстройствами – мы изучили специфику работы с детьми, имеющими очень серьезные патологии и одновременно нарушения слуха. И этот бесценный опыт сейчас успешно применяем на практике. Мы умеем диагностировать нарушения, предполагать пути развития ребенка. Но успех реабилитации зависит от правильно поставленных целей. В одних случаях цель – это добиться контакта с ребенком, в других – развить качественную речь. Но самая главная задача, на решение которой направлена любая реабилитация, – это улучшить качество жизни человека.

Как выглядит идеальный процесс реабилитации?

Многих, вероятно, удивит тот факт, что процесс реабилитации неслышащего ребенка важно начинать сразу, как только установлен диагноз. Потому что реабилитация – это не только развитие речи, но и развитие довербальных коммуникативных навыков. Даже не слыша и не умея говорить, малыш должен учиться выражать себя, сообщать о своих нуждах другими способами – указывать на желаемый предмет глазами, рукой, указательным пальцем. Поэтому родители несмотря ни на что должны активно общаться и заниматься с ребенком.

К сожалению, зачастую папа и мама не считают нужным даже разговаривать со своим глухим малышом. Большинство уверены, что в этом нет необходимости. Взрослые думают: «Вот проведут ему операцию по кохлеарной имплантации, подключат речевой процессор, пройдет время, тогда и будем с ним общаться». И хорошо, если ребенка проимплантируют до двух лет: в этом случае, если у него нет сочетанных нарушений, он вполне может догнать в речевом развитии своих сверстников. Если же имплантация проведена после 3,5 лет, этого уже может не произойти. Ведь помимо того, что он не слышит, не говорит, у него не развивается и коммуникация. Такой ребенок начинает жить в своем мире, что постепенно приводит к депривации и развитию других нарушений. В худших случаях, с которыми, к сожалению, специалисты центра «Тоша&Co» массово сталкиваются в своей работе, отсутствие развития естественной коммуникации приводит к ее нарушению, расстройству эмоционально-волевой сферы, ко вторичному аутистическому спектру, а в дальнейшем к задержке психического и психоречевого развития и даже к умственной отсталости. Вот почему так важно общаться с ребенком, играть с ним, вовлекать в жизнь семьи. И, конечно, нельзя затягивать с решением о проведении операции по кохлеарной имплантации.

Вначале остановимся на важных моментах, которые являются основой успешной реабилитации для детей, которые были рано проимплантированы и не имеют сочетанных нарушений. Задача старта реабилитации – сформировать у мамы и папы естественное речевое поведение. Взрослые должны уяснить несколько важных правил:

  • общайтесь и играйте с ребенком так же, как бы вы делали это со слышащим малышом;
  • говорите естественно, без четкой (утрированной) артикуляции и не повышая громкости голоса;
  • позвольте малышу проявлять себя и свои желания;
  • донесите до всех членов вашей семьи и близких информацию о правильном речевом поведении с вашим малышом.

Несколько подробнее расскажем о третьем и четвертом пунктах. В своей практике мы нередко сталкиваемся с ситуациями, когда родители впадают в крайности и ведут себя с ребенком неправильно. Например, одна мама, услышав совет о том, что нужно как можно больше общаться с малышом, начала говорить буквально без умолку. Комментировала каждый шаг, угадывала каждое желание своей дочери. Своим поведением она попросту не давала ребенку проявить себя: попросить что-то с помощью жеста или голоса, указать на интересующий предмет и т.д. Ребенок молчал, не проявлял инициативы к речи, мама была в отчаянии. Но как только она прислушалась к совету специалистов и стала меньше говорить, оставляя паузы для ответной реакции ребенка, у девочки пошел процесс развития речи.

Еще одна крайность, часто встречающаяся в семьях, которая тоже серьезно влияет на появление речи – это излишняя опека над особенным ребенком. Яркий пример такой гиперзаботы произошел в «Тоше&Co» во время настройки речевого процессора. Представьте: на приеме сидит ребенок, рядом мама, чуть поодаль – бабушка. В какой-то момент малыш просто повернул голову и посмотрел на сидящего на шкафу плюшевого медведя. Он никак не демонстрировал, что хочет его получить, но бабушка, как бы понимая любимого внука и без слов, незамедлительно вскакивает, берет этого медведя и отдает ребенку. То есть желание угадывается и исполняется буквально по взмаху ресниц. Взрослые действуют, как говорится, на опережение, тем самым рубят на корню зарождающееся желание использования речи. Ведь даже накопив на слух словарь, ребенок нуждается в мотивации, чтобы вывести этот словарь в актив. А в описанном случае малышу не требуется речи: его и так понимают.

Читать еще:  После прокола гайморита

Поэтому так важно, чтобы родители на первом этапе реабилитации получили необходимые рекомендации, в основе которых лежит правильное формирование речевого поведения в семье. И тогда ребенок, который, подчеркнем, не имеет сочетанных нарушений и был проимплантирован в раннем возрасте, будет развиваться спонтанно, как и слышащие сверстники. И скорее всего ему не будут нужны регулярные и интенсивные курсы реабилитации – процесс будет идти естественным образом.

Что такого малыша ждет дальше? Так же как и слышащие дети, он может пойти в дошкольное учреждение. И здесь стоит обратить внимание на то, что кохлеарноимплантированному ребенку с нормальным слухоречевым развитием специализированные учреждения для глухих и слабослышащих не нужны!

Но многие родители, к сожалению, принимают решение отдать ребенка не в массовый детский сад, а в специализированный, где работают с неслышащими или слабослышащими детьми. И это ключевая ошибка. Ребенок может стать «жертвой» реабилитации, ведь ему будут прививать специфические методы и приемы речи, предназначенные для слабослышащих детей. И вместо того, чтобы нормально развиваться, он обретет навыки слабослышащего человека. Если же по счастливой случайности это и не помешает развитию речи, то может быть упущено драгоценное время на развитие специфических навыков, потраченное взамен на речевое развитие.

Ребенка следует отдать в обычный детский садик, при этом родители должны постараться вовлечь в процесс реабилитации всех участников образовательного процесса. Только не нужно думать, что педагогам предстоит нести ответственность за развитие ребенка, уделять ему особое внимание. Вовсе нет! Главная задача (и об этом нужно договориться) – обращать внимание на состояние речевого процессора, то есть следить, чтобы он всегда был включен, уметь при необходимости заменить элемент питания. Во всем остальном малыш с КИ – обычный ребенок!

Сложнее ситуация, если кохлеарноимплантированный ребенок имеет сопутствующие нарушения двигательной, эмоционально-волевой сферы и коммуникации, расстройства аутистического спектра, а также синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и другие. В таких случаях специалист, работающий с этим ребенком, должен четко понимать, на что в своей работе он должен направить силы в первую очередь. Поясним. Допустим у малыша с КИ синдром дефицита внимания и гиперактивности. Это неврологическо-поведенческое расстройство. Заниматься слухоречевым развитием с таким ребенком крайне сложно. Заходя в кабинет, он, не обращая ни на кого внимания, может носиться как метеор, открывая по пути шкафы, вытаскивая из них все содержимое. Родители пытаются «кнутом и пряником» усадить его за занятия, не понимая, что кроха физически не может этого сделать: ребенок болен, ему помощь нужна. И задача хорошего специалиста – определить самому и донести до родителей, что в первую очередь все силы нужно направить на коррекцию основной патологии (в этом примере – синдрома дефицита внимания и гиперактивности) и только потом приступать к слухоречевому развитию. Педагоги нашего центра «Тоша&Co», сталкиваясь с такими ситуациями, дают мамам и папам простое задание: посчитать, сколько раз за день их дочь или сын установили с ними контакт глаза в глаза. Каково же бывает удивление и разочарование взрослых, когда они констатируют, что за день этого не произошло ни разу. И после этого к родителям приходит понимание, что все действия на первом этапе работы должны быть направлены на формирование невербального общения – остановку взгляда глаза в глаза, совместный невербальный диалог, любую совместную деятельность и другие предречевые коммуникативные навыки, которые станут фундаментом для дальнейшего развития малыша.

Не так давно в центре «Тоша&Co» проходил реабилитацию четырехлетний Павлик. Несмотря на то, что нарушения слуха у Паши выявили вовремя и он был рано проимплантирован, у мальчика наблюдалась серьезная моторная задержка и СДВГ. Мы убедили маму, которая изначально была очень скептически настроена, что состояние малыша требует целого спектра корректирующих мероприятий с разными специалистами. Они позволят сформировать навыки коммуникации и научат ребенка концентрировать свое внимание. Наш невролог назначил Павлу медикаментозную поддерживающую терапию. К слову, альтернативой приема лекарственных средств могут быть занятия по сенсорной интеграции и двигательной нейрокоррекции (комплекс мероприятий, которые проводится в специально оборудованном комплексе по особым методикам). Родители Павлика выбрали второй вариант, благо в их родном городе возможность ходить на занятия по сенсорной интеграции есть. Мы вышли на связь со специалистом, который будет заниматься с мальчиком по месту жительства, направили ему свое заключение и рекомендации и начали работать с ним в тесном тандеме. То есть Павлик занимается в городе, в котором живет, и периодически приезжает на курсы реабилитации в центр «Тоша&Co». Мы отслеживаем динамику развития ребенка, после чего даем новый вектор направления работы его педагогу. И вот такой пример совместной работы специалистов центра реабилитации и специалиста по месту жительства можно назвать идеальной моделью комплексной реабилитации детей с КИ. Уверены, что в случае с Павлом через 2-3 курса удастся компенсировать СДВГ, а далее ребенок перейдет в стадию классического логопата и сможет заниматься с обычным логопедом. А к 7-8 годам мальчуган вполне сможет догнать своих сверстников и пойти в массовую общеобразовательную школу.

Другой аспект, на котором нельзя не заострить внимание, затрагивает тему реабилитации детей с расстройством аутистического спектра. К сожалению, в последние годы распространенность этого недуга заметно выросла. Формы аутизма бывают разные. Есть довольно тяжелые, при которых ребенку нецелесообразно устанавливать кохлеарный имплант: в силу тяжести болезни речь не появится. В подобных сложных случаях реабилитационные мероприятия должны быть сосредоточены на коррекции и социализации личности. Применению на практике специфичных методов работы с детьми-аутистами специалисты «Тоши&Co» обучались не только в российских образовательных институтах, занимающихся коррекционной педагогикой и эмоциональными расстройствами, но и у зарубежных коллег: практикующих холдинг-терапевтов, АВА-терапистов, специалистов по floortime. В польском центре «KLEKS» – практической школе в Европе, которая специализируется на реабилитации детей с аутизмом, умственной отсталостью, синдромом Дауна, задержкой психического развития и другими расстройствами – мы изучили специфику работы с детьми, имеющими очень серьезные патологии и одновременно нарушения слуха. И этот бесценный опыт сейчас успешно применяем на практике. Мы умеем диагностировать нарушения, предполагать пути развития ребенка. Но успех реабилитации зависит от правильно поставленных целей. В одних случаях цель – это добиться контакта с ребенком, в других – развить качественную речь. Но самая главная задача, на решение которой направлена любая реабилитация, – это улучшить качество жизни человека.

Для чего устанавливают кохлеарный имплантат – методы и риски установки

Кохлеарная имплантация – это размещение особого устройства, которое позволяет страдающему от потери слуха или глухота субъекту лучше воспринимать звуки окружающей среды.

Рассмотрим методы имплантации кохлеарного имплантата, преимущества для слабослышащих и возможные риски, связанные с операцией.

Что такое кохлеарная имплантация

Кохлеарный имплант – это устройство, которое заменяет обычную функцию уха, и его следует рассматривать как «электронное» или «бионическое» ухо, так как после имплантации восстанавливается слуховая функция. В отличие от обычного слухового устройства, которое усиливает звуки, кохлеарный имплант передает электрические стимулы непосредственно на слуховой нерв.

Как работает кохлеарный имплант

На техническом уровне, кохлеарный имплант состоит из двух компонентов, внешнего и внутреннего:

  • Внутренний компонент называется «имплантат» и размещается подкожно на уровне слухового нерва с помощью хирургического вмешательства. Состоит из приемника, который принимает информацию от внешнего компонента, и электродов, введенных внутрь улитки, которые стимулируют слуховой нерв. Приемник может быть сделан из титана или керамики и включает в себя антенну, чтобы получать сигналы и чип, который имеет задачу расшифровать сигналы и передавать их на электроды в улитке в виде электрических импульсов.
  • Внешний компонент называется «процессор» и размещается за ухом. Он превращает звуковые волны в электрический сигнал. Состоит из принимающего микрофона и «обработчика звука», то есть является инструментом, который воспринимает звуковые сигналы, поступающие из внешней среды и передает их на внутренний компонент с помощью передающей антенны.

Действие кохлеарного имплантата может быть показано по шагам:

Шаг 1: звук, в виде звукового сигнала, поступает на микрофон и преобразуется в электрический сигнал.

Шаг 2: передающая антенна посылает электро-магнитный сигнал на антенну-приемник, расположенную во внутренней части устройства.

Шаг 3: антенна-приемник передает сигналы на микрочип, который декодирует их и посылает на электроды, расположенные внутри улитки.

Шаг 4: электроды стимулируют слуховой нерв, который передает в мозг информацию о звуках. Мозг обрабатывает информацию и получает возможность «слышать» звуки.

В каких случаях рекомендуется имплантация

Кохлеарная имплантация может быть использована только в некоторых случаях потери слуха или глухоты. Отбор пациентов для кохлеарной имплантации очень жесткий и осуществляется посредством серии тестов.

Среди нарушений слуха, при которых рекомендуется имплантация, мы можем упомянуть:

  • Двусторонняя потеря слуха (то есть снижение слуха в обоих ушах), приобретенная после усвоения речевых навыков.
  • Двусторонняя тяжёлая и глубокая нейросенсорная потеря слуха, с нарушениями слуха более 80 дБ и способностью восприятия слов менее 35%.
  • Потеря слуха до получения речевых навыков или врожденная глухота у детей в возрасте до 6 лет.
  • Взрослые с умеренной или тяжелой потерей слуха или глухотой сроком не более 20 лет.
  • Субъекты с различными проблемами слуха, которые не получают результата от использования слуховых аппаратов.
  • Снижение слуха у всех тех лиц, которые могут воспринимать менее 50% слов.

Кохлеарная имплантация не рекомендуется:

  • Тем, кто имеет постоянные необратимые повреждения слухового нерва, который, будучи поврежденным, все равно не сможет передавать электрические импульсы в мозг.
  • У лиц с потерей слуха вследствие менингита, который вызвал окостенение лабиринта и физическую невозможность ввести электроды внутрь улитки.
  • В случаях агенезии слухового нерва, то есть когда от рождения отсутствует слуховой нерв или при аплазии (отсутствие развития) или гипоплазии (неполное развитие или развитие с пороками) улитки.

Отбор пациентов для кохлеарной имплантации

Отбор пациентов для установки кохлеарного имплантата состоит из серии клинических испытаний, анализов и нервно-психических тестов.

В этом процессе участвует команда специалистов:

  • Хирург
  • Отоларинголог
  • Технический системный контроллёр
  • Ортофонист
  • Логопед
  • Детский психиатр или психолог

После тщательного сбора анамнеза врач приступает к первым клиническим испытаниям, при которых оцениваются:

  • Преимущества или проблемы, возникшие от использования стандартных средств для тугоухих.
  • Аудиометрия состояния субъекта с помощью аудиологических испытаний.
  • Проводимость слухового нерва, чтобы определить, может ли нерв передавать нервные импульсы в мозг.
  • Проверка проходимости (т.е. слуховой канал должен быть свободным, что позволит ввести электроды) лабиринта и улитки с помощью КТ или МРТ .
  • Проверка состояния здоровья, направленное на проверку способности перенести хирургическое вмешательство и процедуру анестезии.

После выполнения этих тестов переходят ко второму уровню психоневрологических испытаний:

  • Понимание личности пациента.
  • Оценка когнитивных навыков (интеллект, логика и рассуждения).
  • Навыки восприятия, зрительные и двигательные функции.
  • Мотивация пациента.
  • Оценка психо-эмоциональной сферы (наличие или отсутствие тревожности, депрессии и способности поддерживать социальные отношения).

Наконец, третий уровень тестирования включает логопедические испытания:

  • Оценка слуха и памяти.
  • Умение читать по губам, и анализировать фонетические, морфосинтаксические и лексические особенности языка.

Как проходит кохлеарная имплантация

Теперь давайте посмотрим на некоторые практические сведения, которые касаются проведения операции по установки имплантата и последующие методы реабилитации, необходимые для нормального функционирования устройства.

Операция проводится на уровне височной кости и проходит под общим наркозом, и включает следующие этапы:

  • Разрез кожи над и за ухом, чтобы имплантировать устройство, которые хирург делает после тщательного сбривания волос.
  • Поиск и подготовка подходных путей к барабанной перепонке, с одновременным созданием круглых отверстий, через которые будут введены электроды.
  • Подготовка полости, в которой будет размещен приемник. В зависимости от типа кохлеарного имплантата, этот этап может включать бурение височной кости.
  • Установка электродов на уровне улитки и проверка стремянного эффекта (непроизвольный рефлекс стременной мышцы), чтобы проверить правильность работы внутренней части имплантата.
  • Установка приемника.
  • Ушивание раны.

Время операции меняется в каждом отдельном случае, но, как правило, никогда не превышает трех часов. Пациент остается в больнице около 2-3 дней, а шрам заживает в течение 3-5 недель.

Читать еще:  Насморк не проходит 2 месяца что делать

После периода заживления устанавливается наружная часть имплантата. Следует отметить, что после операции и включения имплантата, пациент ещё не сможет слышать.

Методы калибрации и реабилитации

Через месяц после операции выполняется позиционирование внешнего компонента кохлеарной системы и осуществляется настройка и реабилитация пациента:

  • Калибрация – это время, когда включают электроды. Активация электродов происходит постепенно, сначала будут активированы электроды, расположенные на внутренней части улитки, затем электроды, расположенные на внешней части. Для каждого электрода ищется минимальный порог слышимости и порог максимальной переносимости пациентом, что позволит ему слышать звуки оптимально. Таким образом создают реальную карту электродов, которая будет храниться на уровне процессора.
  • Этап реабилитации служит для того, чтобы субъект мог постепенно привыкнуть слышать звуки и восстановить или создать свою речь. Этот этап реализуется с помощью логопеда, который проводит с пациентом упражнения для слуховой стимуляции (воздействие звуками и шумами, голосами разных людей и так далее). Регулярность реабилитации будет постепенно снижаться, по мере улучшения качества слуха.

Преимущества и риски электронного уха

Когда вы принимаете решение прибегнуть к кохлеарной имплантации – следует знать плюсы и минусы, которые могут возникнуть в результате использования этого устройства, чтобы понять, отвечает ли оно потребностям конкретного человека.

Преимущества кохлеарного импланта

Использование кохлеарного импланта, безусловно, имеет преимущества по сравнению с классическими слуховыми устройствами.

В частности, после установки:

  • Человек будет воспринимать гораздо больше звуков, исходящих из внешней среды, будет способен различать звуки животных, звуковые сигналы, сигналы тревоги и городского шума, достаточно четко и ясно.
  • Пациент сможет отчетливо слышать свой голос и так же ясно слышать голоса других людей, что позволит участвовать в разговорах без чтения по губам.
  • Можно будет использовать телефон.
  • Можно будет сосредоточиться на одном звуке, даже если находится в среде полной шума.
  • Устройство имплантируется сразу на всю жизнь или, по крайней мере, на достаточно долгое время.

Недостатки кохлеарного импланта

Несмотря на очевидные преимущества, вытекающие из использования кохлеарного имплантата, существуют также и недостатки, связанные с использованием такого устройства.

В частности, могут возникнуть следующие проблемы:

  • Имплант должен быть установлен с помощью хирургической операций, сопряженной со стандартными рисками операций и анестезии.
  • Отёк и боль после операции.
  • Возможность появления послеоперационной инфекции, которые могут поставить под угрозу успех операции.
  • Неправильное размещение или смещение имплантата после операции, что потребует повторной операции.
  • Воспаления, паралич или травмы лицевого нерва, вытекающие из позиционирования имплантата.
  • Возможно развитие отита или менингита, появление шума в ушах (шипение и треск).
  • Временное нарушение способности поддерживать равновесие (появление головокружения).
  • В случае отказа внутренней части, придется повторно проводить операции, чтобы починить или заменить имплантат.
  • В случае занятий спортом, в частности, контакт с водой, внешняя часть снимается, и, следовательно, объект не будет слышать.
  • Требуется периодическая замена батареи наружной части кохлеарной системы.

Исследования и инновации

В настоящее время они проводят многочисленные исследования для создания кохлеарной системы нового поколения.

В частности, исследования имеют два направления:

  • Исключение батареи, т.е. полная автономность устройства, без необходимости регулярной замены батареи.
  • Исключение внешнего оборудования, чтобы всё устройство полностью размещалось внутри уха и было невидимым, что позволяет повысить физический и психологический комфорт.

Характеристики кохлеарного импланта

Основными характеристиками систем кохлеарной имплантации являются:

• количество электродов и расстояние между ними;

• вид стимуляции (бино-, монополярная и др.);

• способ преобразования речевых сигналов в электрические импульсы (стратегия кодирования).

В некоторой степени эти характеристики взаимосвязаны.

Современные модели кохлеарных имплантов имеют от 8 до 24 электродов, но не все из них могут быть активированы у данного пациента по разными причинами. Кроме того, число реально активных электродов в каждый момент времени зависит от стратегии кодирования. Каждый электрод передает информацию об определенном диапазоне частот звуковых сигналов. Число электродов и их расположение определяют частотный диапазон сигналов, передаваемых кохлеарным имплантом. В разных системах он составляет от 300-5500 Гц до 180-10000 Гц. Исследования показали, что для передачи речевого сигнала достаточно 8-12 электродов (каналов).

Разборчивость речи в существенной мере зависит от способа преобразования речевых сигналов в электрические импульсы (стратегии кодирования). В системах КИ используются следующие стратегии кодирования сигналов:

• стратегии выделения речевых признаков;

• SPEAK-стратегия (стратегия выделении спектральных максимумов);

• CIS-стратегия (непрерывная чередующаяся);

При аналоговой стратегии серии полосовых фильтров перекрывает весь спектральный диапазон речевых сигналов, и детальное спектральное описание передается через соответствующий фильтр на связанный с ним электрод без предварительного деления каких-либо специфических признаков сигналов. Сегмент речи проходит через каждый полосовой фильтр и в зависимости от частот, содержащихся в сегменте, при достижении определенной амплитуды сигнала активируются соответствующие электроды.

Стратегия выделения речевых признаков основана на выделении определенных акустических характеристик речевых сигналов, котрые являются коррелятами лингвистической информации. Так, например, частота основного тона (F0) и ее колебания передают над — сегментную информацию — о фонетическом признаке звонкости-глухости. Дифференциальными признаками гласных являются положения спектральных максимумов или формантных частот F1 и F2. Эти признаки усиливаются с помощью полосовой фильтрации и передаются на соответствующие электроды. При этом одновременно активируется не более 4 электродов.

При использовании SPEAK-стратегии, основанной также на выделении спектральных максимумов, электроды активируются в зависимости от того, какие фильтры получают сигнал выше порогового уровня, а также от заданных порогового и максимального комфортного уровня. Количество одновременно активируемых электродов при данной стратегии меняется от 3 до 10. Две названные стратегии используются в кохлеарном импланте «Nucleus-22/24». Эта стратегия является смешанной, при этом усиливаются отдельные признаки сигналов и передается информация об изменениях их огибающей, что, как показали эксперименты, обеспечивает лучшее качество передаваемой речи по сравнению со стратегией выделения речевых признаков.

SPEAK-стратегия кодирования хорошо передает информацию о гласных звуках речи, но плохо передает информацию о быстрых изменениях в речевом сигнале и его временной структуре, что очень важно для различения согласных фонем. Показано, что при распознавании речевых сигналов человек использует анализ как спектральной, так и временной структуры этих сигналов. Причем в условиях искажений распознавание речи, которое основано на анализе временной структуры, оказывается более эффективным. Поэтому в кохлеарной имплантации последнего поколения применяется непрерывная чередующаяся стратегия быстрого кодирования (CIS-стратегия). Её основным принципом является стимуляция всех электродов за каждый цикл, но не одновременно, что обеспечивает максимальную частоту стимуляция слухового нерва до 83000 ими/с. При этом передаются спектральные и временные характеристики речевых сигналов, в том числе информация о переходных процессах и огибающей сигналов. Это обеспечивает значительно более качественную передачу как сегментных (фонемы), так и надсегментных (интонационно-ритмических) характеристик речи. CIS-стратегия используется в кохлеарных имплантах «Combi 40/40+», «Теmро+», «Opus 1», «Opus 2» («MED-EL», Австрия), процессорах «ESPrit 3G», «Nucleus Freedom» («Cochlear», Австралия). В системах кохлеарных имплантов «Auria», «Harmony» («Advanced Bionics», США) используются стратегии HiRes R , HiRes R Fidelity 120™, подобные CIS-стратегии.

АСЕ-стратегия объединяет SPEAK- и CIS-стратегии. Эта стратегия используется в процессорах «ESPrit 3G», «Nucleus Freedom» («Cochlear», Австралия).

В некоторых системах кохлеарных имплантов есть возможность использовать разные стратегии кодирования (КИ «Nucleus-22/24», «Freedom», фирма «Cochlear»). Исследования показали, что, несмотря на очевидное преимущество быстрой стратегии кодирования, часть пациентов, которые использовали SPEAK, при переходе на новые модели процессоров кохлеарных имплантов, позволяющих использовать более совершенные быстрые стратегии, предпочитали продолжать пользоваться SPEAK-стратегией. Это показывает, какую важную роль играют мозговые процессы при обработке речи, передаваемой кохлеарным имплантом.

Модели кохлеарных имплантов разных производителей отличаются числом электродов, стратегиями обработки речевых сигналов и рядом других технических деталей. Количество электродов и стратегии обработки речевых сигналов являются основными его характеристиками, определяющими разборчивость речи, воспринимаемой с помощью кохлеарного импланта.

Характеристики кохлеарного импланта

Основными характеристиками систем кохлеарной имплантации являются:

• количество электродов и расстояние между ними;

• вид стимуляции (бино-, монополярная и др.);

• способ преобразования речевых сигналов в электрические импульсы (стратегия кодирования).

В некоторой степени эти характеристики взаимосвязаны.

Современные модели кохлеарных имплантов имеют от 8 до 24 электродов, но не все из них могут быть активированы у данного пациента по разными причинами. Кроме того, число реально активных электродов в каждый момент времени зависит от стратегии кодирования. Каждый электрод передает информацию об определенном диапазоне частот звуковых сигналов. Число электродов и их расположение определяют частотный диапазон сигналов, передаваемых кохлеарным имплантом. В разных системах он составляет от 300-5500 Гц до 180-10000 Гц. Исследования показали, что для передачи речевого сигнала достаточно 8-12 электродов (каналов).

Разборчивость речи в существенной мере зависит от способа преобразования речевых сигналов в электрические импульсы (стратегии кодирования). В системах КИ используются следующие стратегии кодирования сигналов:

• стратегии выделения речевых признаков;

• SPEAK-стратегия (стратегия выделении спектральных максимумов);

• CIS-стратегия (непрерывная чередующаяся);

При аналоговой стратегии серии полосовых фильтров перекрывает весь спектральный диапазон речевых сигналов, и детальное спектральное описание передается через соответствующий фильтр на связанный с ним электрод без предварительного деления каких-либо специфических признаков сигналов. Сегмент речи проходит через каждый полосовой фильтр и в зависимости от частот, содержащихся в сегменте, при достижении определенной амплитуды сигнала активируются соответствующие электроды.

Стратегия выделения речевых признаков основана на выделении определенных акустических характеристик речевых сигналов, котрые являются коррелятами лингвистической информации. Так, например, частота основного тона (F0) и ее колебания передают над — сегментную информацию — о фонетическом признаке звонкости-глухости. Дифференциальными признаками гласных являются положения спектральных максимумов или формантных частот F1 и F2. Эти признаки усиливаются с помощью полосовой фильтрации и передаются на соответствующие электроды. При этом одновременно активируется не более 4 электродов.

При использовании SPEAK-стратегии, основанной также на выделении спектральных максимумов, электроды активируются в зависимости от того, какие фильтры получают сигнал выше порогового уровня, а также от заданных порогового и максимального комфортного уровня. Количество одновременно активируемых электродов при данной стратегии меняется от 3 до 10. Две названные стратегии используются в кохлеарном импланте «Nucleus-22/24». Эта стратегия является смешанной, при этом усиливаются отдельные признаки сигналов и передается информация об изменениях их огибающей, что, как показали эксперименты, обеспечивает лучшее качество передаваемой речи по сравнению со стратегией выделения речевых признаков.

SPEAK-стратегия кодирования хорошо передает информацию о гласных звуках речи, но плохо передает информацию о быстрых изменениях в речевом сигнале и его временной структуре, что очень важно для различения согласных фонем. Показано, что при распознавании речевых сигналов человек использует анализ как спектральной, так и временной структуры этих сигналов. Причем в условиях искажений распознавание речи, которое основано на анализе временной структуры, оказывается более эффективным. Поэтому в кохлеарной имплантации последнего поколения применяется непрерывная чередующаяся стратегия быстрого кодирования (CIS-стратегия). Её основным принципом является стимуляция всех электродов за каждый цикл, но не одновременно, что обеспечивает максимальную частоту стимуляция слухового нерва до 83000 ими/с. При этом передаются спектральные и временные характеристики речевых сигналов, в том числе информация о переходных процессах и огибающей сигналов. Это обеспечивает значительно более качественную передачу как сегментных (фонемы), так и надсегментных (интонационно-ритмических) характеристик речи. CIS-стратегия используется в кохлеарных имплантах «Combi 40/40+», «Теmро+», «Opus 1», «Opus 2» («MED-EL», Австрия), процессорах «ESPrit 3G», «Nucleus Freedom» («Cochlear», Австралия). В системах кохлеарных имплантов «Auria», «Harmony» («Advanced Bionics», США) используются стратегии HiRes R , HiRes R Fidelity 120™, подобные CIS-стратегии.

АСЕ-стратегия объединяет SPEAK- и CIS-стратегии. Эта стратегия используется в процессорах «ESPrit 3G», «Nucleus Freedom» («Cochlear», Австралия).

В некоторых системах кохлеарных имплантов есть возможность использовать разные стратегии кодирования (КИ «Nucleus-22/24», «Freedom», фирма «Cochlear»). Исследования показали, что, несмотря на очевидное преимущество быстрой стратегии кодирования, часть пациентов, которые использовали SPEAK, при переходе на новые модели процессоров кохлеарных имплантов, позволяющих использовать более совершенные быстрые стратегии, предпочитали продолжать пользоваться SPEAK-стратегией. Это показывает, какую важную роль играют мозговые процессы при обработке речи, передаваемой кохлеарным имплантом.

Модели кохлеарных имплантов разных производителей отличаются числом электродов, стратегиями обработки речевых сигналов и рядом других технических деталей. Количество электродов и стратегии обработки речевых сигналов являются основными его характеристиками, определяющими разборчивость речи, воспринимаемой с помощью кохлеарного импланта.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector